Блаватская Е.П. - Тайная Доктрина т.2 ст.XII шл.49 гл.Проклятие с философской точки зрения

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск

СТАНЦА XII, шлока 49 (продолжение)


Проклятие с философской точки зрения


Предыдущие учения «Тайной Доктрины», дополненные универсальными преданиями, должны были уже доказать, что Брахманы, Пураны, Вендидад и другие Писания маздеев, так же как и рекорды египтян, греков и римлян и, наконец, священные Писания евреев, все имеют единое начало. Ни одни из них не являются бессмысленными и не имеющими основания сказками, выдуманными для уловления доверчивого невежды; все они – аллегории, имеющие целью представить под более или менее фантастическим покровом великие истины, собранные из той же области доисторического предания. Недостаток места не позволяет нам вдаваться в этих томах в дальнейшие и более мелкие подробности, что касается до четырех Рас, предшествовавших нашей настоящей Расе. Но прежде чем предложить изучающим историю психической и духовной эволюции прямых, допотопных отцов нашего, Пятого (Арийского) Человечества, и прежде чем выявить ее влияние на все другие боковые ветви, выросшие из того же самого ствола, мы должны осветить еще несколько фактов. На основании свидетельств всей литературы древнего мира и интуитивных теорий нескольких философов и ученых позднейших веков, было показано, что положения нашей Эзотерической Доктрины, почти в каждом случае, подтверждаются, как прямыми, так и косвенными доказательствами, что ни «легендарные Великаны», ни исчезнувшие Материки, так же как и эволюция предшествующих Рас, не являются совершенно необоснованными сказками. В Addenda, заключающем этот том, наука не раз будет поставлена в невозможность ответить. Мы надеемся, что Добавления эти разобьют, наконец, все скептические замечания относительно священных чисел в природе и наших цифр вообще.

Пока что одно задание осталось незаконченным – это разрушение самой губительной из всех богословских догм, именно догмы проклятия, под тяжестью которого человечество страдает со времени предполагаемого ослушания Адама и Евы в их убежище Эдема.

Творческие силы в человеке были даром Божественной Мудрости, но не результатом греха. Это ясно доказано парадоксальным поведением Иеговы, который сначала проклинает Адама и Еву (или Человечество) за совершение предполагаемого греха, а затем благословляет свой «избранный народ», говоря: «плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю»[1] . Проклятие не было навлечено на человечество Четвертою Расою, ибо сравнительно безгрешная Третья Раса, допотопные гиганты еще больших размеров, погибли таким же образом; следовательно, Потоп не был наказанием, но просто результатом периодического и геологического закона. Также проклятие Кармы не обрушилось на них за их попытки к естественному сочетанию, как это делается всем животным миром, лишенным разума, в надлежащее к тому время года; но за злоупотребление творческою мощью, за осквернение божественного дара и растрачивание жизненной субстанции без всякой другой цели, кроме звериного личного удовлетворения. Когда третья глава Книги Бытия будет понята, то увидят, что она относится к Адаму и Еве конца Третьей Расы и начала Четвертой. Вначале зарождение было таким же легким для женщины, как и для всех животных тварей. Никогда не входило в план Природы, чтобы женщина рожала в «страдании». Однако, с этого периода, со времени развития Четвертой Расы, возникла вражда между ее семенем и семенем «Змия», семенем или же плодом Кармы и Божественной Мудрости. Ибо семя жены или похоти раздавило главу семени плода мудрости и знания, обратив священную тайну размножения в животное удовлетворение; потому Закон Кармы «раздавил пяту» Расы Атлантов, постепенно изменив физиологически, морально, физически и умственно всю природу Четвертой Расы человечества[2] , и человек, из здорового царя животного творения Третьей Расы, стал в Пятой, нашей Расе, жалким золотушным существом и оказался сейчас на нашем земном шаре богатейшим наследником болезней, телесных и наследственных, и наиболее сознательно смышленым зверем из всех животных! [3]

Таково истинное Проклятие с физиологической точки зрения, почти единственное, о котором имеются намеки в каббалистическом Эзотеризме. Рассматриваемое в этом аспекте Проклятие несомненно, ибо оно очевидно. Интеллектуальная эволюция, прогрессируя бок о бок с физической, конечно, была проклятием вместо благословения – дар, ускоренный «Владыками Мудрости», которые излили на человеческий Манас свежую росу своего собственного Духа и Природы. Божественный Титан, таким образом, напрасно пострадал; и можно даже посетовать о дарованном им человечеству благодеянии и пожалеть о тех днях, которые так изобразительно описаны Эсхилом в его «Закованном Прометее», когда в конце первого Титанического Века (Века, последовавшего за веком эфирообразного человека, века благочестивого Канду и Прамлоча), нарождающееся физическое человечество, все еще лишенное разума и (физиологически) бесчувственное, описано как

«видя, видели тщетно;

Слыша, не слышали, но как в сновидениях

Смешали все сущее случайно, в течение времени долгого».


Наши Спасители, Агнишватта и другие «Сыны Пламени Мудрости» – олицетворенные греками в Прометее[4] – могут оставаться непризнанными и в забвении, в силу несправедливости человеческого сердца. Они могут, из-за нашего неведения истины, быть косвенно проклинаемы за дар Пандоры; но оказаться возвещенными и утвержденными устами священства, как Злобные Существа, слишком тяжкая Карма для «Него», кто, когда Зевс «яро желал» погубить всю человеческую расу», «дерзнул один» спасти эту «смертную расу» от гибели, говоря словами, вложенными в уста этого страдающего Титана:

«От опасности низвержения во мрак Гадеса.

За это сгибаюсь под тяжестью мучений жестоких,

Столь тяжких претерпеть, столь жалкий видом,

Я, кто смертным так сострадал...»


Хор с большим основанием замечает:

«Велик тот дар, тобою данный смертным!»


Прометей отвечает:

«Да, больше того, я был тот, кто дал им огонь.»


Хор:

«Но твари преходящие, имеют ли они теперь огонь пламенно-зоркий?»


Прометей:

Да, благодаря ему, они вполне поймут величие искусств…»


Но, вместе с искусствами, полученный «огонь» превратился в величайшее проклятие; животное начало и сознание обладания им изменили временный инстинкт в хронический анимализм и чувственность[5] . Именно это висит над человечеством наподобие тяжкого погребального покрова. Таким образом, возникла ответственность за свободу воли; титанические страсти, изображающие человечество в его самом мрачном аспекте:

«Мятежная ненасытность низменных страстей и вожделений, когда с самомнительной наглостью бросили они вызов стеснениям закона»[6].

Прометей одарил человека в сочинении Платона «Протагор» тою «мудростью, которая дает физическое благосостояние», но так как низший аспект Манаса животного (Кама) остался неизменным, то, вместо «незапятнанного ума, первого дара небес», был создан вечный коршун постоянно неудовлетворенного желания, сожаления и отчаяния в соединении с «мечтательною слабостью, сковывающей слепую расу смертных» (556) до того дня, когда Прометей будет освобожден Геркулесом, назначенным ему Небом спасителем.

Христиане – особенно римско-католики – пытались установить пророческую связь между этой драмой и пришествием Христа. Большей ошибки нельзя было сделать. Истинный теософ, искатель Божественной Мудрости и почитатель Абсолютного Совершенства – Неведомого Божества, которое не есть ни Зевс, ни Иегова – отвергнет подобную идею. Основываясь на древности, он докажет, что никогда не было первородного греха, но лишь злоупотребление физическим рассудком. Психика человека руководилась животным инстинктом и совместно они гасили в нем свет Духовности. Он скажет: все из вас, кто может читать между строк, изучайте Древнюю Мудрость в древних драмах, индусских и греческих; прочтите внимательно «Закованного Прометея», как он был представлен в театре, в Афинах 2400 лет тому назад! Миф этот не принадлежит ни Гезиоду, ни Эсхилу, но, как говорит Бунзен, «он древнее, нежели сами эллины», ибо, воистину, он принадлежит к заре человеческого сознания. Распятый Титан есть олицетворенный символ коллективного Логоса, «Воинства» и «Владык Мудрости» или Небесного Человека, воплотившихся в человечество. Кроме того, как показывает имя его (Pro-me-theus) «тот, кто видит перед собою» или будущее[7] – в тех искусствах, которые он изобрел и которые он преподал человечеству, глубокое психологическое провидение было не последним. Ибо как жалуется он дочерям Океана:

«Я утвердил пророчеств разные виды, (492)

Я первый усмотрел во снах

Виденье истины… и смертных вел

К искусству тайному…

Искусства к смертным пришли от Прометея…»


Отложим на несколько страниц главную тему и посмотрим, каков может быть скрытый смысл этого наиболее древнего предания, ибо оно является самым изобразительным среди всех аллегорических преданий. Так как оно непосредственно касается Ранних Рас, то на самом деле это не будет действительным отступлением.

Тема трилогии Эсхила, две части из которых утеряны, знакома всем культурным читателям. Полу бог похищает у Богов (Элохимов) их тайну – тайну Творящего Огня. За эту святотатственную попытку он сражен Кроносом[8] и выдан Зевсу, Отцу и Создателю человечества, который хотел, чтобы оно оставалось умственно слепым и животно-подобным; Зевс, личное Божество, не желающее видеть человека «подобно одному из нас». Потому Прометей, «Огонь и Свет-дающий» прикован к горе Кавказа и осужден на страдания. Но Рок триликий (Карма), указы которого, как говорит Титан, даже Зевс –

«Даже он, предсужденный, избежать не может…»

завещает, что эти страдания будут длиться лишь до дня, когда сын Зевса –

«Да, сын, превосходящий силою отца (787)

Это быть должен один из потомков (Ио) твоих» (791)


– будет рожден. Этот «Сын» освободит Прометея (страдающее Человечество) от его собственного рокового дара. Имя его «Тот, кто должен прийти».

Итак, на основании немногих строк, которые, подобно всякому другому аллегорическому изречению, могут быть истолкованы почти в любом смысле – на основании слов, произнесенных Прометеем и обращенных к Ио, дочери Инахуса, преследуемой Зевсом, – целое пророчество построено некоторыми католическими писателями. Говорит распятый Титан:

«И мрака минувшего знамения гласят дубы рекущие,

Чрез них открыто без слов загадочных

Приветствия тебе, славнейшая супруга Зевса (853)

...

...тебя лаская,

Тебя касаясь одной рукою, не пугающей;

И понесешь ты Эпафоса темного,

Отметит имя род его священный…» (870).


Это было истолковано несколькими фанатиками – в том числе дэ Муссо и де Мирвиллем – как определенное пророчество. «Ио есть матерь Бога», говорят нам, а «Темный Эпафос» – Христос. Но последний не сверг с престола своего Отца, разве только метафорически, если мы будем рассматривать Иегову, как этого Отца; также христианский Спаситель не низверг своего Отца в Гадес. Прометей (в стихе 930) говорит, что Зевс будет еще больше унижен:

...такой брак готовит,

Который с трона мощи его низвергнет в глубь бездны,

Так свершится проклятие Кроноса, отца его…

Пусть восседает

Среди раскатов громов своих,

Вращая в дланях пылающие молньи,

Но эти не послужат ничему, и он низвергнется

В падении постыдном, невыносимо тяжком… (980).


«Темный Эпафос» был Дионисий-Сабасий, сын Зевса и Деметры в Мистериях сабеян, во время которых «Отец Богов», приняв образ Змия, зародил от Деметры Дионисия или же Солнечного Вакха. Ио есть Луна и, в то же время, Ева новой расы, так же как и Деметра – в данном случае. Действительно, миф о Прометее является пророчеством, но он не относится к какому-либо из определенных цикловых Спасителей, появлявшихся периодически в различных странах и среди разных народов в их переходных условиях эволюции. Он указывает на последние тайны циклических преображений, в течение которых человечество, пройдя от эфирообразного до плотного физического состояния, от духовного до физиологического размножения, устремляется сейчас вперед к противоположной дуге цикла, к той, второй фазе своего первоначального состояния, когда женщина не знала мужа, и человеческое потомство создавалось, но не было зачато.

Состояние это вернется ко всему миру вообще, когда последний откроет и действительно оценит истины, которые лежат в основании этой великой проблемы пола. Это будет подобно «свету, никогда не сиявшему ни над морем, ни над землею», и должно прийти к людям через Теософическое Общество. Этот свет поведет вперед и ввысь к истинной интуиции. Тогда, как однажды было выражено в письме к одному теософу:

«Мир будет иметь Расу, состоящую из людей, подобных Будде и Христу, ибо Мир откроет, что человек обладает мощью создавать Будда-подобных детей – или Демонов… Когда это знание придет, все догматические религии и с ними все Демоны вымрут».

Если мы задумаемся над последовательным развитием аллегории и над характером героев, то тайна может быть разгадана. Кронос, конечно, изображает «Время» в его цикловом течении. Он пожирает своих детей – включая и личных Богов экзотерических догм. Вместо Зевса, он пожрал его каменного идола; но символ рос и лишь развивался в человеческом воображении, по мере того как человечество устремлялось по нисходящей дуге по направлению к только физическому и умственному – не духовному – усовершенствованию. Когда его духовная эволюция будет настолько же развита, тогда Кронос не будет больше обманут. Вместо каменного изображения он поглотит антропоморфический вымысел, как таковой. Ибо Змий Мудрости, представленный в Мистериях сабеян, как очеловеченный Логос, единство духовных и физических Сил, породит во Времени (Кроносе) потомство – Дионисия-Вакха или «темного Эпафоса», «мощного», Расу, которая низвергнет его. Где будет он рожден? Прометей в своем пророчестве, обращенном к Ио, указывает на его происхождение и месторождение. Ио – Лунная Богиня рождения, ибо она Изида и Ева, Великая Матерь[9] . Он намечает путь (расовых) блужданий так просто, как только слова позволяют выразить это. Она должна покинуть Европу и направиться на материк Азии; когда она достигает там величайшей горы Кавказа (стих 737), Титан говорит ей:

«Когда же ты поток преступишь,

Материков двух грань, к палящему Востоку обращенных…» (810) –


она должна направиться на Восток, миновать «Босфор Киммерийский» и перейти то, что, по-видимому, есть Волга у теперешней Астрахани при Каспийском море. После чего она встретит «свирепые северные вихри» и оттуда устремится в землю «Воинства Аримаспийского» (Восток Скифии Геродота) по направлению к

«Реке Плутона, изобилующей златом…» (825).


Профессор Ньюман правильно предполагает, что это означает реку Урал, ибо Аримаспи Геродота были «узнанные жители этой златоносной области».

Затем (между стихами 825 и 835) мы встречаемся с загадкой для всех европейских толкователей. Титан говорит:

«Не приближайся к этим [Аримаспи и Грипес],

Достигнешь ты затем далекую границу, где раса смуглая живет

У Солнечных истоков, откуда Эфиопии река исходит:

Следуй ее течению, пока достигнешь порогов быстрых,

Где от высот Библинских Неилос шлет потоки вод священных».


Здесь было заповедано Ио основать поселение для себя и ее сыновей. Теперь посмотрим, как толкуют это место. Ио указано идти по направлению к Востоку, пока она не достигнет реки Эфиопии, вдоль которой она должна следовать до тех пор, пока та не впадет в Нил – отсюда и все недоумение. «По географическим теориям ранних греков», автор перевода «Закованного Прометея» сообщает нам, что:

«Этому условию отвечала река Инд. Арриан (VI, 1) упоминает, что Александр Великий, готовясь спуститься на кораблях по Инду [и, увидя крокодилов в реке Инд, не встретив их до этого ни в какой другой реке, кроме Нила…], решил, что он открыл истоки Нила; точно бы Нил, взяв начало в какой-то части Индии и протекая через многие пустыни, потерял потому свое название Нила, затем… пересекая населенные земли, он уже назывался Нилом обитавшими в этих местах эфиопами и позднее египтянами. Виргилий в IV из «Георгиков» повторяет это устаревшее заблуждение» .

Как Александр, так и Виргилий могли значительно заблуждаться в своих географических представлениях; но пророчество Прометея нисколько не погрешило – во всяком случае, не в его Эзотерическом смысле. Когда известная Раса представлена в символе, и события, относящиеся к ее истории, переданы аллегорически, нельзя ожидать топографической точности, что касается до пути, намеченного для ее олицетворения. Однако оказывается, что река Эфиопс есть, без сомнения, Инд, и она же есть Нил или Нила. Эта река получила начало на небесной горе Кайласа, Обители Богов – 22,000 ф. выше уровня моря. Инд был рекою Эфиопс и так называлась греками задолго до дней Александра, ибо берега ее от Аттока до Синда были заселены племенами, обычно называемыми восточными эфиопами. Индия и Египет были две родственные народности, и восточные эфиопы – мощные строители – пришли из Индии, как это, надеемся мы, достаточно хорошо доказано в «Разоблаченной Изиде» .

Почему же тогда Александр или даже ученый Виргилий не могли воспользоваться словом Нил или Нейлос, говоря об Инде, раз это было одним из его имен? До настоящего времени Инд в местностях вокруг Калабагха называется Нилом, что означает «синий», и Нила «синяя река». Вода там такого глубокого, синего цвета, что наименование это было дано ей с незапамятных времен; маленький городок на ее берегах называется этим же именем и существует по сей день. Очевидно, Арриан, писавший гораздо позднее дней Александра и не знавший древнего имени Инда, без намерения оклеветал греческого завоевателя. Так же и наши современные историки не мудрее, судя по их поступкам, ибо часто они устанавливают самые неопровержимые заявления на основании простой видимости, с тою же легкостью, как делали это и древние их коллеги в эпоху, когда в распоряжении их не было еще никаких энциклопедий.

Раса Ио, «девы о коровьих рогах», таким образом, есть просто первая раса пионеров эфиопов, приведенная ею из Инда к Нилу, получившего свое имя в память реки на родине колонистов из Индии . Потому Прометей говорит Ио , что священный Нейлос – Бог, не река – направит ее в «землю о трех углах», именно к Дельте, где ее сыновьям заповедано основать «это отдаленное поселение» (833, и т. д.).

Именно здесь новая раса (египтян) должна была начаться и «женственная раса» (873), которая явится «пятой по линии потомства» от темного Эпафоса –

«Пятьдесят из них вернутся в Аргос».


Тогда одна из пятидесяти девственниц согрешит в силу любви и

«…Род царственный в Аргосе понесет.

...

От семени того произойдут отважные герои,

стрелки преславные меня освободят от зол».


Когда восстанут эти герои, Титан не открывает; ибо как он замечает:

«Речь долгая нужна, чтобы пространно все изложить».


Но «Аргос» есть Аргхиаварша, Земля жертвоприношений древних Иерофантов, откуда придет Освободитель Человечества, наименование это в позднейшие века стало именем соседки ее Индии – Ариаварта древних времен.

Что тема эта составляла часть Мистерий сабеян, мы знаем это от нескольких древних писателей; среди других и от Цицерона и Климента Александрийского . Последние писатели являются единственными, которые приписывают истинной причине тот факт, что Эсхил был обвинен афинянами в святотатстве и был присужден к побитию камнями на смерть. Они говорят, что, не будучи посвященным, Эсхил профанировал Мистерии, выдав их в своей Трилогии, представленной на публичных подмостках . Но он подвергся бы тому же осуждению, если бы и был посвященным; что, по всей вероятности, и было в данном случае, ибо иначе, подобно Сократу, он должен был бы иметь Демона, который открыл бы ему тайную и сокровенную аллегорическую Драму Посвящения. Во всяком случае, не «отец греческой трагедии» изобрел пророчество Прометея; ибо он лишь повторил в драматической форме то, что открывалось жрецам во время Мистерии Сабасиа . Последняя была одним из древнейших празднеств, и начало ее и посейчас неизвестно истории. Мифологи связывают ее с Юпитером и Вакхом через Митра, Солнце, называемое Сабасий на некоторых древних памятниках. Однако она никогда не была исключительной собственностью греков, но ведет начало свое от незапамятных времен.

Переводчик драмы высказывает удивление, как мог Эсхил стать повинным в таком

«Противоречии между характером Зевса, каким он изображен в «Закованном Прометее», и тем образом, который представлен в остальных драмах» .

Именно потому, что Эсхил, подобно Шекспиру, был и навсегда останется интеллектуальным «Сфинксом» веков. Между Зевсом, Абстрактным Божеством греческой мысли, и Олимпийским Зевсом существовала целая пропасть. Последний олицетворял в Мистериях принцип не выше, нежели низший аспект человеческого физического разума – Манас в сочетании с Кама; тогда как Прометей – божественный аспект Манаса, сливающийся и устремляющийся к Буддхи – был божественной Душой. Зевс каждый раз, когда он представлен как уступающий своим низшим страстям, есть не что иное, как Человеческая Душа – ревнивый Бог, мстительный и жестокий в своем Эгоизме или «Самости». Отсюда Зевс представлен в виде Змия – умственного искусителя человека – который, тем не менее, порождает с течением эволюции Цикла «Человека-Спасителя», Солнечного Вакха или Дионисия – более, нежели человека.

Дионисий един с Озирисом, Кришною и Буддою, небесным Мудрецом и с идущим (десятым) Аватаром, Прославленным Духовным Христом (Christos), который освободит страдающего Крестос (Chrestos) – человечество или Прометея от его страданий. Это, как говорят браминские и буддийские легенды, отзвучащие и в учении Зороастра и ныне в христианстве (в последнем лишь иногда), произойдет в конце Кали Юги. И только после появления Калки Аватара или Сошиох'а человек будет рождаться от женщин без греха. Тогда Брама, индусское Божество, Ахура Мазда (Ормазд) зороастриан, Зевс, греко-олимпийский Дон Жуан, Иегова, ревнивый, жестокий племенной Бог израильтян и все подобия их во всемирном Пантеоне человеческой фантазии – исчезнут и растворятся в воздухе. Вместе с ними исчезнут и тени их, темные аспекты всех этих Божеств, всегда изображаемые в виде их братьев-«близнецов» и тварей в экзотерических легендах – и как их собственные отображения на Земле в Эзотерической Философии. Ариманы и Тифоны, Самаэли и Сатаны – все будут низвергнуты с их престолов в тот день, когда каждая темная, злобная страсть будет укрощена.

Существует единый Вечный Закон в Природе, единый, который всегда устремляется к уравновешиванию противоречий для установления конечной гармонии. Именно благодаря этому Закону духовного развития, которое заменит развитие физическое и чисто умственное, человечество освободится от своих ложных Богов и увидит себя, наконец, – Само-искупленным.

В своем конечном откровении древний миф Прометея, прото- и антиобразы которого встречаются во всех древних Теогониях, находится в каждой из них при самом зарождении физического зла, ибо он стоит на пороге человеческой жизни. Кронос есть «Время», первый закон которого, чтобы порядок последовательных и гармонических фаз в процессе эволюции, во время развития цикла, придерживался бы точно – под страхом суровой кары за ненормальный рост со всеми происходящими от этого последствиями. В программу естественного развития не входило, чтобы человек – хотя он и является высшим животным – стал бы сразу умственно, духовно и психически тем Полу богом, каким он является на Земле, тогда как его физическое строение оставалось бы слабым, беспомощным и эфирообразным по сравнению с почти любым огромным млекопитающим. Контраст слишком нелеп и груб; святилище слишком недостойно Бога, в нем обитающего. Таким образом, дар Прометея стал Проклятием – хотя это было известно наперед и предусмотрено Воинством, олицетворенным в этом облике, как ясно доказывает имя его . Именно в этом заключается одновременно его грех и его искупление. Ибо Воинство, которое воплотилось в часть человечества, хотя и было направлено к этому Кармою или Немезидою, предпочло свободу воли пассивному рабству, разумное и самоосознанное страдание и даже мучение «на протяжении мириад времен», врожденному, бессмысленному, инстинктивному блаженству. Зная, что такое воплощение было преждевременным и не входило в программу Природы, Небесное Воинство, «Прометей», все же пожертвовало собою, чтобы облагодетельствовать этим хотя бы часть человечества . Но, спасая человека от умственной темноты, они возложили на него мучения осознания его ответственности – результат его свободной воли – кроме всех прочих страданий, составляющих наследие каждого смертного человека во плоти. Это мучение Прометей принял на себя, ибо с этого времени Воинство слилось со святилищем, приготовленным для них и которое еще не было закончено в этот период образования.

И так как духовная эволюция не была в состоянии следовать в ритм с физической, раз однородность ее была нарушена примесью, то дар этот стал, таким образом, главною причиною, если и не единым началом Зла . Высоко философична аллегория, изображающая Кроноса проклинающим Зевса за низложение его в примитивное время Золотого Века Сатурна, когда все люди были Полу богами, и за создание физической расы людей, сравнительно слабых и беспомощных; а затем показывающая нам его же предающим виновного мщению (Зевса) за похищение у Богов их исключительного права на творение и, благодаря этому поднявшему человека до их уровня умственно и духовно. В случае Прометея, Зевс олицетворяет собою Воинство Первоначальных Прародителей, Питара, «Отцов», которые создали человека бесчувственным и без рассудка; тогда как Божественный Титан представляет Духовных Творцов, Дэв, которые «пали» в рождение. Первые духовно ниже, но физически сильнее, нежели «Прометейцы»; потому последние изображаются побежденными. «Низшее Воинство, труд которого Титан испортил и, таким образом, разбил планы Зевса», находилось на этой Земле в своей собственной сфере и плане действий; тогда как высшее Воинство было изгнанником с Неба, которое запуталось в сетях Материи. Низшее Воинство обладало всеми космическими и низшими Титаническими Силами; высший Титан владел лишь Огнем Разума и Духа. Эту драму борьбы Прометея с Олимпийским Тираном и деспотом, чувственным Зевсом, можно наблюдать ежедневно разыгрывающуюся среди нашего настоящего человечества; низшие страсти приковывают высшие устремления к скале Материи, чтобы, во многих случаях, породить коршуна горя, страдания и раскаяния. В каждом таком случае мы еще раз видим –

«Бог… закованный, вверженный в скорбь;

Зевса враг всем ненавистный» –


Бога, лишенного даже того высочайшего утешения Прометея, пострадавшего в подвиге самопожертвования –

«За то, что так людей он возлюбил» –


ибо божественный Титан был движим альтруизмом; но смертный человек всегда и во всем – лишь самостью и эгоизмом.

Современный Прометей стал теперь Epi-metheus, «тот, кто видит лишь после события», ибо всемирная филантропия первого давно выродилась в себялюбие и самопоклонение. Человек станет вновь свободным Титаном древних времен, но не прежде чем эволюция Цикла восстановит нарушенную гармонию между двумя естествами – земным и божественным; после чего он сделается непроницаемым для низший Титанических Сил, неуязвимым в своей Личности и бессмертным в своей Индивидуальности – но это не может произойти, прежде чем не будет уничтожен всякий животный элемент из его природы. Когда человек поймет, что «Deus поп fecit mortem» , но что сам человек создал это, он вновь станет Прометеем до его падения.

Для полного ознакомления с символизмом Прометея и началом происхождения этого мифа в Греции, внимание читателя отсылается ко второй части этого тома, к Отделу XX», «Прометей, Титан и т. д.». В указанной части – в некотором роде добавлении к настоящим данным – даются все добавочные осведомления относительно тех положений, которые будут больше всего оспариваться и опровергаться. Этот труд настолько разнообразен по сравнению с признанными стандартами теологии и современной науки, что не следует пренебречь ни одним доказательством, способствующим установить, что стандарты эти часто узурпируют незаконный авторитет.


Сноски


  1. Книга Бытия, IX, 1.
  2. Как мудры и величественны, как морально дальновидны благие законы Ману в отношении брачной жизни по сравнению с распущенностью, молча дозволенной человеку в цивилизованных странах. То обстоятельство, что законы эти находились в пренебрежении за последние два тысячелетия, нисколько не препятствует нам восхищаться глубиною их предвидения. Брамин оставался грихаста, семейным человеком, до определенного периода своей жизни, затем после рождения сына и когда тот уже мог поддерживать семью, он кончал брачную жизнь и становился благочестивым Йогом. Его брачная жизнь регулировалась его брамином-астрологом в соответствии с его природою. Потому в таких странах, как например Пунджаб, где губительное влияние мусульманской и, позднее, европейской распущенности едва коснулось ортодоксальных арийских каст, можно еще встретить лучшие образцы человека всей Планеты – что касается до роста и физической силы; тогда как в Деккане и особенно в Бенгалии мощные люди древних времен заменились людьми, потомство которых с каждым столетием – почти с каждым годом – уменьшается в росте и силе.
  3. Болезни и избыток прироста населения факты, которые никак не могут быть отрицаемы.
  4. В книге Анны Суонуик «Драмы Эсхила» сказано о «Закованном Прометее» («Классич. Библиот. в Боне», стр. 334), что Прометей действительно представлен как «подвижник и благодетель человечества, положение которого описано слабым и бедственным до крайности… Зевс, как сказано, предложил уничтожить этих жалких эфемерных существ и населить Землю вместо них новою расою». В Станцах мы видим, что Владыки Бытия поступили так же и уничтожили первые произведения Природы и Моря. Прометей является нарушителем этого замысла и, вследствие этого, он должен был принять на себя ради спасения смертных самые ужасные муки, на которые он был осужден неумолимой жестокостью Зевса. Таким образом, мы видим Титана, символа конечного разума и свободной воли (человеческого интеллекта или высшего аспекта Манаса), представленного, как высочайшего филантропа, тогда как Зевс, «Высочайшее Божество» Эллады, изображен в виде жестокого и неумолимого деспота, характер особенно неприемлемый для чувств афинян. Причина этого объяснена в дальнейшем. «Высочайшее Божество» вмещает в каждом древнем Пантеоне – включая и пантеон евреев – двойственный характер, состоящий из Света и Тени.
  5. Животный Мир, руководимый лишь инстинктом, имеет свои периоды размножения, в остальное время года пол нейтрализуется. Потому свободное животное знает болезнь лишь однажды в течение своей жизни, именно перед смертью.
  6. Введение к «Закованному Прометею», стр. 340.
  7. От προ-μητις – «предведение». «Проф. Кун», – говорят нам, в вышеупомянутых томах Драмы Эсхила, – «считает, что имя Титан происходит от санскритского слова Прамантха, инструмента, употребляемого для возжжения огня. Корень mand или manth предпосылает вращательное движение, и слово manthami, обычно означавшее процесс зажигания огня, приобрело второе значение, второй смысл, смысл похищения; отсюда мы находим другое слово того же происхождения, pramatha, означающее кражу». Это весьма изобретательно, но, может быть, не совсем точно; кроме того, в этом заключается весьма прозаический элемент. Без сомнения в физической природе высшие формы могут развиваться из низших, но едва ли это так в мире мысли. И так как нам говорят, что слово manthami проникло в греческий язык и стало в нем словом manthanô – учиться – то есть, присваивать знание, откуда и prometheia, предзнание, предведение – то мы можем найти, поискав, более поэтическое происхождение для «огнядателя», нежели то, которое дается в его санскритском происхождении. Свастика, священный знак и инструмент для зажигания священного огня, может объяснить это лучше. «Прометей огнедатель есть олицетворенный Прамантха», продолжает автор и «находит свой прототип в арийском Матаришван, божественной личности, тесно связанной с Агни, богом-огня в Ведах». Matih в санскрите означает «понимание» и является синонимом Махат или Манаса, и должно иметь некоторое значение в происхождении имени; Праматих – сын Фохата и также имеет свою историю.
  8. Кронос означает «Время» и, таким образом, аллегория становится весьма изобразительной.
  9. Автор перевода «Закованного Прометея» сетует на то, что в описании странствований Ио «нельзя проследить никакого соответствия с известной нам географией» (ст. 379). Может быть, на это имеются основательные причины. Прежде всего, это путешествие и странствование с места на место Расы, из которой «десятый» или, так называемый, Калки Аватар должен произойти. Эту расу автор называет «царственной расой, зарожденной в Аргосе» (888). Но Аргос не имеет здесь касания к Аргосу в Греции. Оно происходит от arg или arka – женской зарождающей мощи, символизированной Луною – Аргха – в форме корабля, в Мистериях означает Царицу Небес. Эвстафий доказывает, что на диалекте Арг-иан Ио означает Луну; тогда как Эзотеризм объясняет это как божественного Андрогина или же мистическое десять (10). У евреев 10 есть совершенное число или Иегова. Аргхия на санскритском языке означает Чашу возлияния, в форме свода, или лодкообразный сосуд, в котором предлагаются цветы и плоды Божествам. Аргиянатх есть титул Маха-Когана, означающий «Владыка Жертвоприношения», и Аргияварша, «Страна Жертвоприношений», есть тайное наименование той области, которая простирается от горы Кайласа до самой пустыни Шамо, откуда ожидается Калки Аватара. Айрьяна-Варседия [(?) Айрьяна Ваеджо] зороастриан, как местность, тождественна с нею. Ныне говорят, что она находится между озером Аральским, Балтистаном и Малым Тибетом; но в древние времена протяженность ее была гораздо обширнее, ибо она была месторождением физического человечества, символом и матерью которого является Ио.


<< Содержание >>