Блаватская Е.П. - Тайная Доктрина т.1 ч.3 отд.XVII

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
ОТДЕЛ XVII
ИТОГ ПОЛОЖЕНИЯ


Все положение было представлено читателю с двух сторон, и ему надлежит решить – говорит ли итог в нашу пользу или нет? Если бы в Природе существовала такая вещь, как пустота–вакуум в Природе, то следовало бы найти ее воспроизведенной, согласно физическому закону, в умах неудачных поклонников «светил» Науки, проводящих свое время в обоюдном уничтожении своих учений. Если теория, что «два света производят тьму», нашла себе когда-либо приложение, то это именно в данном случае, где одна половина «светил» предписывает своим приверженцам принять на веру «их силы» и «способы движения», тогда как другая половина отрицает самое существование таковых. «Эфир, Материя, Энергия» – священная ипостасная троица, три принципа Бога, истинно, неизвестного науке, называемого ими ФИЗИЧЕСКОЙ ПРИРОДОЙ!

Теология обвиняется и высмеивается за веру в единство трех лиц в одном Божестве – Единый Бог в смысле естества, три лица в отношении индивидуальности; а нас осмеивают за нашу веру в недоказанные и недоказуемые доктрины в Ангелов и дьяволов, Богов и Духов. И действительно то, что дало победу ученым над теологией в великом «Конфликте между Религией и Наукою», было именно, возражение, что ни тождественность этого естества, ни претендуемая троичная индивидуальность – после того, как они были задуманы и выработаны в глубинах теологического сознания – не могли быть доказаны никакими научными индуктивными рассуждениями и, менее всего, свидетельством наших чувств. Религия должна погибнуть, говорят нам, потому что она учит «тайнам». «Тайна есть отрицание Здравого Смысла», и наука отвергает это. Согласно Тиндалю, метафизика есть «вымысел», подобно поэзии. Ученый «ничего не берет на веру»; отвергает все, «что не доказано ему», тогда как теолог принимает «все на слепую веру».

Теософ и оккультист, которые ничего не берут на веру, ни даже точную науку, спиритуалист, отрицающий догмы, но верящий в Духов и в невидимые, но мощные влияния – все они имеют равную долю в этом презрении. Прекрасно, тогда нам остается в последний раз исследовать, не действует ли точная наука именно тем же способом, как и теософия, спиритуализм и теология?

В сочинении С. Лэйнга, считающемся образцовой книгою в науке «Modern Science and Modern Thought», автор которой, согласно хвалебному обозрению в «Таймс’е», излагает с большою силою и убеждением огромные открытия науки и ее многочисленные победы над старыми мнениями, каждый раз как они отваживаются восставать против нее, мы читаем:

«Из чего состоит материальная Вселенная? Из Эфира, Материи, Энергии.»

Мы останавливаемся, чтобы спросить – что есть Эфир? И г-н Лэйнг отвечает во имя науки:

«Эфир в действительности еще неизвестен нам путем опытного исследования, доступного нашим чувствам, но он есть своего рода математическая сущность, которую мы принуждены допустить, чтоб объяснить феномены света и тепла»[1].

А что есть Материя? Знаете ли вы о ней больше, нежели о «гипотетическом» посреднике, Эфире?

«Точно говоря, это верно, что химические исследования ничего не могут сказать нам, ... непосредственно о составе живой материи и... также верно, что мы ничего не знаем о составе любого существующего (материального) тела»[2].

А Энергия? Несомненно, вы можете определить третье лицо Троицы вашей Материальной Вселенной? Мы можем найти ответ в любой книге по физике:

«Энергия есть то, что известно нам лишь по своим следствиям.»

Пожалуйста, объясните, ибо это очень туманно.

«[В механике существует действительная и потенциальная энергия: работа, действительно произведенная, и способность производить ее. Что же касается до природы молекулярной Энергии или Сил], то различные феномены, представляемые телами, указывают, что их молекулы находятся под воздействием двух противоположных сил, одна стремится их соединить, другая – разлучить их... Первая сила... называется молекулярный притяжением... вторая сила обязана vis viva или двигающей силе»[3].

Именно так: именно, природу этой двигающей силы, этой vis viva, мы и хотим знать. Что это?

«Мы не знаем!» таков неизменный ответ. «Это пустая тень моего воображения» поясняет Гёксли в своем сочинении «Physical Basis of Life».

Итак, все здание современной науки построено на своего рода «математической абстракции», на, Протею-подобной, «Субстанции, которая неуловима нашими чувствами», (Дю-Буа Рэймонд), и на следствиях, призрачных и обманчивых блуждающих огоньках чего-то, совершенно неизвестного и находящегося за пределами досягаемости наукою. «Само-двигающиеся» Атомы! Само-двигающиеся Солнца, Планеты и Звезды! Но кто или что есть все они, если они все самоодарены движением? Почему же тогда вы, физики, смеетесь и высмеиваете наш «Само-движущийся Архей»? Тайна отвергнута и высмеяна наукою и, как справедливо сказал о. Феликс:

«Она не может избежать этого. Тайна есть рок науки.»

Слова французского проповедника – наши слова, и мы приводим их в «Разоблаченной Изиде». «Кто – спрашивает он – кто из вас, людей науки, –

«оказался в состоянии проникнуть в тайну образования тела, зарождения одного атома? Что заключается, я не скажу, в центре солнца но в центре атома? Кто исследовал до дна глубину песчинки? Песчинка, господа, была изучаема наукою на протяжении тысячелетий; наука оборачивала ее так и сяк; она делит и подразделяет ее, она мучает ее своими исследованиями; она пытает ее своими вопросами, чтоб исторгнуть из нее конечное слово, относительно тайны ее строения; она вопрошает ее с ненасытным любопытством: «Должна ли я делить тебя до бесконечности?» И, вися над этою бездною, наука колеблется, теряет почву, она чувствует себя ослепленной, испытывает головокружение и в отчаянии восклицает: «Я НЕ ЗНАЮ».
Но если вы в таком же полном неведении относительно зарождения и скрытой причины песчинки, то как можете вы проявить интуицию, что касается зарождения единого живого существа? Откуда живое существо получает свою жизнь? Где она начинается? Что есть жизненный принцип?»[4].

Отрицают ли ученые все эти обвинения? Ни в коем случае; ибо вот признание Тиндаля, доказывающее, как бессильна наука даже в мире Материи.

«Начальная прогрессия атомов, на которой зиждется все последующее действие, ускользает от более зоркой силы, нежели сила микроскопа... Вследствие излишка в сложности и задолго до того, что наблюдение может подать свой голос в этом вопросе, самый обученный ум, самое утонченное и дисциплинированное воображение отступают в изумлении перед созерцанием этой проблемы. Мы немеем от удивления, из которого не может вывести нас никакой микроскоп, и мы сомневаемся не только в силе нашего инструмента, но даже в том, обладаем ли мы сами умственными элементами, которые позволят нам, когда-либо, утвердиться в понимании ультимативных (конечных) созидательных энергий Природы?»

Насколько действительно мало известно о материальной Вселенной, подозревалось на протяжении многих лет по признанию самих ученых. И сейчас имеются некоторые материалисты, которые хотели бы даже отказаться от Эфира – каким бы термином не определяла наука беспредельную Субстанцию, нумен которой буддисты называют Свабхават – так же как и от атомов, слишком опасных, в силу их древних философских и их настоящих христианских и теологических ассоциаций. Со времен самых ранних философов, записи которых перешли в потомство вплоть до нашего настоящего века – который, если и отрицает Невидимые Существа в Пространстве, тем не менее, никогда не будет настолько безумным, чтоб отрицать известного рода Пленум – Насыщенность Вселенной являлась принятым верованием. И что именно заключала она в себе, мы узнаем от Гермеса Трисмегиста, [в талантливой передаче д-ра Анны Кингсфорд] в уста которого вкладывается следующее:

«Что касается до пустоты... мое мнение, что она не существует, что она никогда не существовала, и что она никогда не будет существовать, ибо все разнообразные части Вселенной наполнены так же, как и земля полна и изобилует телами, разнящимися между собою качествами и формами, имеющими свои виды и размеры, одни больше, другие меньше, одни твердые, другие менее плотные. Большие... легко видимы; меньшие... трудно уловимы или же совсем незримы. Мы знаем об их существовании только посредством ощущения чувств, потому многие лица отрицают, что подобные существа являются телами и рассматривают их, как просто пространства[5], но невозможно, чтобы существовали подобные пространства. Ибо, если действительно существовало бы нечто вне Вселенной... то это было бы пространство, занятое разумными существами, аналогичными ее (Вселенной) Божеству. ...Я говорю о гениях, ибо придерживаюсь мнения, что они пребывают с нами, и о героях, которые пребывают над нами между землею и высшей атмосферой: где нет ни туч, ни бурь»[6].

И мы «придерживаемся» того же мнения. Только, как уже было замечено, ни один Посвященный Востока не будет говорить о сферах, как о находящихся «над нами, между землею и атмосферою», даже о самых высоких, ибо нет таких разделений или измерений на оккультном языке, как – вверху или внизу, но лишь вечное внутри, внутри двух других внутри, или же планы субъективного, постепенно погружающиеся в план земной объективности – который для человека является последним, его собственным планом. Мы можем заключить это необходимое объяснение, выражая словами Гермеса верование всего мира мистиков относительно этого особого пункта:

«Существуют много категорий Богов; и в каждой имеется постигаемая часть. Не следует предполагать, что они не входят в поле наших чувств; наоборот, мы познаем их даже лучше, нежели тех, которые называются видимыми ... Итак, существуют Боги превыше всех образов; после них идут Боги, начало которых – духовность; эти Боги, будучи разумными в соответствии со своим двояким происхождением, проявляют все вещи посредством разумной природы, каждый из них, освещая свои труды помощью другого[7]. Высочайшее Существо неба или всего того, что понимается под этим именем, есть Зевс, ибо посредством неба Зевс дает жизнь всем вещам. Высшая Сущность солнца есть свет, ибо через диск солнца мы пользуемся светом. Тридцать шесть гороскопов неподвижных звезд имеют Высшим Существом или главою, того, чье имя Пантоморфос или имеющий все формы, ибо он дает божественные формы различным образам. Семь планет или блуждающие сферы имеют Высшими Духами Судьбу и Рок, которые поддерживают вечное постоянство законов Природы среди беспрерывного превращения и вечного движения. Эфир есть орудие или посредник, посредством которого все создается»[8].

Это совершенно философично и в согласии с духом Восточного Эзотеризма: ибо все Силы, такие как Свет, Тепло, Электричество и пр. называются «Богами» – Эзотерически.

Истинно, это так, раз Эзотерические Учения в Египте и Индии были тождественны. И потому олицетворение Фохата, синтезирующего все проявленные Силы в Природе, есть законное следствие. Более, того, как будет показано в дальнейшем, истинные и Оккультные Силы в Природе только теперь начинают познаваться – и даже в этом случае еретическою, но не правоверною наукою[9], несмотря на то, что существование их, во всяком случае, в одном примере или обстоятельстве подтверждается и удостоверяется огромным числом образованных людей и даже некоторыми официальными представителями науки.

Кроме того, утверждение в Станце VI – что Фохат устремляет в движение первозданные Мировые-Зерна или агрегации Космических Атомов и Материи, «одни в одном направлении, другие в другом», в противоположном направлении – является достаточно правоверным и научным. Ибо, во всяком случае, в подтверждение этого положения один факт вполне признан наукою, а именно: метеорные ливни, периодичные в Ноябре и Августе, принадлежат к системе, движущейся по эллипсической орбите вокруг Солнца. Афелий этого кольца находится на 1732 миллиона миль за пределами орбиты Нептуна, плоскость его наклонена по отношению к Земной Орбите под углом 64° 3’, а направление метеорной массы, движущейся вокруг этой орбиты, обратно вращению Земли.

Этот факт, признанный лишь в 1833 году, показывает, что это есть современное открытие того, что было известно в давней древности. Фохат своими двумя руками вращает в противоположных направлениях «зерна» и «сгустки» или Космическую материю; яснее говоря, вращает частицы ее, находящиеся в высоко разреженном состоянии, и туманности.

Вне пределов Солнечной Системы, именно другие Солнца и, в особенности, таинственное Центральное Солнце – «Обитель Невидимого Божества», как некоторые почтенные лица назвали его – определяют движение и направление небесных тел. Это движение также служит для дифференциации однородной Материи, вокруг и между несколькими телами, на элементы и суб-элементы, неизвестные нашей Земле, которые рассматриваются нашей современной наукою, как определенные, индивидуальные элементы, тогда как они лишь временные видимости, изменяющиеся с каждым малым циклом, входящим в Манвантару; в некоторых Эзотерических трудах они называются «Масками Кальпы».

Фохат есть ключ в Оккультизме, открывающий и разъясняющий многообразные символы и аллегории в так называемой мифологии каждого народа, являя изумительную философию и глубокое проникновение в тайны Природы, заключенные в египетской и халдейской так же, как и в арийской религиях. Фохат, явленный в его истинном аспекте, обнаруживает, насколько глубоко сведущи были все эти до-исторические народы во всех Естественных Науках, называемых теперь физическими и химическими отделами Естественной Философии. В Индии Фохат является научным аспектом Вишну и Индры, последний старейший и более важный в Риг-Веде, нежели его сектантский преемник; тогда как в Египте Фохат был известен, как Тум, происшедший от Нут[10], или Озирис в его аспекте первоначального Бога, создателя неба и всех существ[11]. Ибо о Туме говорится, как о Протею-подобном Боге, который порождает других Богов и создает себе форму по желанию; «Владыка Жизни, дающий Богам их Силу»[12]. Он есть блюститель над Богами и тот, «кто создает духов и дает им форму и жизнь»; он «Северный Ветер и Дух Запада»; и, наконец, «Заходящее Солнце Жизни» или жизненная, электрическая сила, которая оставляет тело при смерти; потому усопший просит, чтобы Тум дал ему Дыхание из своей правой ноздри (положительное электричество), чтоб он мог жить в своей второй форме. Как иероглиф, так и текст главы XLII в Книге Мертвых указывают на тождественность Тума и Фохата. Первый представляет человека, стоящего с иероглифом дыханий жизни в руках. Текст гласит:

«Я открываю Владыке Ан (Гелиополиса). Я есмь Тум. Я прохожу над водой, расплесканной Тхот-Хапи, владыкою горизонта, и разделяю Землю (Фохат делит Пространство и, со своими Сыновьями, Землю на семь Зон)...
Я пересекаю Небеса. Я есмь два Льва. Я есмь Ра, Я есмь Дам, Я пожираю моего наследника[13]... Я скольжу по земле поля Анру[14], данного мне Владыкою беспредельной Вечности. Я есмь семя Вечности. Я есмь Тум, которому дарована Вечность.»

Это те самые слова, которые произносятся Фохатом в XI Книге, и те самые титулы, которые даны ему. В египетских папирусах вся Космогония Тайной Доктрины встречается разбросанная отдельными фразами, даже в Книге Мертвых. Число семь также подчеркивается, и ему придается такое же значение, как и в Книге Дзиан. «Великая Вода (Бездна или Хаос), говорится, имеет семь локтей глубины» – «локти», конечно, заменяют здесь деления зон и принципы. В ней, в «Великой Матери, рождены все Боги и Семь Величайших». Как к Фохату, так и к Туму обращаются, как к «Великим Сущностям о Семи Магических Силах», которые «побеждают Змия Апап» или Материю»[15].

Однако ни один ученик Оккультизма не должен быть введен в заблуждение обычной фразеологией, употребляемой в переводах Герметических Трудов, в том, что древние египтяне или греки при каждом разговоре, подобно монахам, говорили и ссылались на Высочайшее Существо, Бога, «Единого Отца и Творца всего» и т. д., как мы находим это на каждой странице таких переводов. На самом деле ничего подобного не имело места: и эти тексты не являются оригинальными египетскими текстами. Они суть греческие компиляции, из которых наиболее древние не заходят за пределы раннего периода Нео-Платонизма. Никакие Герметические Труды, написанные египтянами, – как можно судить по Книге Мертвых – не говорили бы об едином Боге Монотеистических Систем; Единая Абсолютная Причина всего была настолько неизреченна и несказуема для ума древнего философа Египта, как и вечно Непознаваемое, каким является оно в понимании г-на Герберта Спенсера. Что же касается до египтян вообще, то, как прекрасно замечает г-н Масперо, как только

«достигалось ими понятие божественного Единства, Единый Бог никогда не становился просто «Богом»... Лепаж Ренуф очень справедливо отметил, что слово Нутер, Нути, «Бог», никогда не переставало быть общим наименованием, чтобы стать личным.»

Для них каждый Бог был «единым и живым Богом». Их –

«Монотеизм был чисто географическим. Если египтянин Мемфиса провозглашал Единство Пта, исключая тем самым Амона, то египтянин из Фив возглашал единство Амона, исключая при этом Пта (то же самое видим мы сейчас в Индии среди шайв'ов и вайшнав'ов). Ра, «Единый Бог» в Гелиополисе, не тождественен с Озирисом, «Единым Богом» в Абидосе, и может быть почитаем наравне с ним, не будучи поглощенным им. Единый Бог есть лишь Бог поте или города, Нутир Нути, и не исключает существования единого Бога соседнего города или поте. Короче говоря, когда мы говорим о Монотеизме Египта, мы должны говорить о единых Богах Египта, а не об Едином Боге»[16].

Посредством этой характерной черты, преимущественно египетской, должна быть исследована достоверность различных Герметических Книг; эта черта совершенно отсутствует в Греческих Фрагментах, известных под этим именем. Это доказывает, что грек нео-платоник или, может быть, христианская рука приняла не малое участие в издании подобных трудов. Конечно, основная философия осталась, и во многих местах не тронута. Но стиль был изменен и сглажен в монотеистическом смысле настолько же, если не больше, чем в еврейской Книге Бытия, в ее греческом и латинском переводах. Они могут быть Герметическими Трудами, но не трудами, написанными тем или другим из двух Гермесов – или, вернее, Tот'ом Гермесом, направляющим Разумом Вселенной[17], или же Tот'ом его земным воплощением, называемым Трисмегистом с Розеттского камня.

Но все это есть лишь сомнение, отрицание, иконоборство и грубое безразличие в наш век безверия, насчитывающий до сотни всяких «измов» и ни одной религии. Все идолы разбиты, за исключением Золотого Тельца.

К несчастью, ни один народ или народы не более, нежели отдельные единицы и индивиды, не могут избежать своего кармического рока. Так называемые историки обращаются с самой историей с такою же недобросовестностью, как и с народными сказаниями. По этому поводу Августин Тьерри сделал честное признание, если верить его биографам. Он оплакивал ошибочный принцип, который вводил в заблуждение всех так называемых историографов и заставлял каждого из них думать, что он исправляет традицию – тот «глас народа, который девять раз из десяти, есть глас Бога»; и в конце концов, он признал, что лишь в легенде заключается настоящая история; ибо добавляет он:

«Легенда есть живая традиция, и трижды из четырех случаев она вернее того, что мы называем Историей»[18].

В то время, как материалисты отрицают во Вселенной решительно все, исключая Материю, археологи пытаются умалить Древность и стараются разрушить каждое доказательство Древней Мудрости, преднамеренно искажая Хронологию. Современные Востоковеды и исторические писатели являются в отношении Древней Истории тем же, чем белые муравьи для зданий Индии. Еще опаснее, чем даже эти термиты, современные археологи – «авторитеты будущего по вопросам Всеобщей Истории» – они готовят для истории прошлых народов судьбу некоторых строений в тропических странах. Как сказал Мишелэ:

«История сокрушится и разобьется на атомы в течение двадцатого столетия, истребленная до основания своими летописцами.»

Действительно, очень скоро при помощи их соединенных усилий, она разделит участь тех разрушенных городов в обеих Америках, которые лежат глубоко захороненными под непроходимыми девственными лесами. Исторические факты останутся скрытыми от взора непроходимыми джунглями современных гипотез, отрицаний и скептицизма. Но, по счастью, истинная История повторяется, ибо она следует, как и все другое, циклами; и мертвые факты и события, добровольно потопленные в море современного скептицизма, снова подымутся и появятся на поверхности.

Во втором томе тот самый факт, что труд с претензиями на философию, являющийся также изложением самых отвлеченных проблем, должен был начаться с описания эволюции человечества от тех, кто рассматриваются, как сверхъестественные существа – Духи – вызовет самую недоброжелательную критику. Верующие и защитники Сокровенного знания, однако, должны будут претерпеть обвинение в безумии и даже в худшем так же философски, как делала это на протяжении долгих лет, автор этого труда. Каждый раз, когда теософ обвиняется в безумии, он должен ответить, цитируя из «Lettres Persanes» Montesquieu:

«Открывая с такою щедростью лечебницы для своих предполагаемых сумасшедших, люди стараются лишь уверить друг друга, что сами они не безумны.»


КОНЕЦ ПЕРВОГО ТОМА

Сноски


  1. Глава III, «On Matter».
  2. «Lecture on Protoplasm», Гёксли.
  3. «Physics». Ganot, стр. 68. Перевод Аткинсона.
  4. См. том II, стр. 63. Выдержки из «Le Mystére et la Science»; духовные беседы о. Феликса в Notre Dame.
  5. Обратите внимание на работу Циклов и на их периодическое возвращение! Те, кто отрицали, что эти «Сущности» (Силы) суть тела, называя их «Пространства», были прототипами нашего современного общества, «загипнотизированного наукою», и их официальных наставников, говорящих о Силах Природы, как о невесомой энергии Материи и как о способах движения и, тем не менее, рассматривающих электричество как энергию такую же атомистичную, как сама Материя – (Гелмгольц). Непоследовательность и противоречие царствуют так же полновластно в официальной, как и в еретической науке.
  6. «Дева Мира» Гермеса, Меркурия Трисмегиста, переведенная на английский язык д-ром Анною Кингсфорд и Эдуардом Майтландом, стр. 83, 84.
  7. «Гермес включает сюда, как Богов, разумные Силы Природы, элементы и феномены Вселенной», замечает д-р Анна Кингсфорд поясняя это очень правильно в подстрочном примечании. Восточная философия также подтверждает это.
  8. Там же, стр. 64, 65.
  9. См. также Отдел IX, «Грядущая Сила».
  10. «О Тум, Тум! возникший от Великого (Женского Начала), который пребывает в глубинах вод (Великая Бездна или Пространство), лучезарный, благодаря двум Львам», двойственная Сила или мощь двух солнечных глаз, или сила положительного и сила отрицательного электричества. См. Книгу Мертвых, гл. III.
  11. См. Книгу Мертвых, гл. XVII.
  12. Глава L XXIX.
  13. Представление, выражающее последовательность божественных функций, трансмутацию одной формы в другую, или корреляцию сил. Аам есть сила положительного электричества, поглощающая все остальные, как Сатурн, пожравший свое потомство.
  14. Анру поле, находящееся во владении Озириса и разделенное на четырнадцать отделов, «окруженных железною стеною, внутри которой растет рожь жизни в семь локтей высотою», Кама-Лока египтян. Лишь те из умерших будут допущены в Аменти навсегда, которые знают имена Хранителей «Семи Покоев», то есть те, кто прошли через Семь Рас каждого Круга, иначе они останутся в низших полях, изображающих также семь последовательных Дэвачанов или Лока. В Аменти они становятся чистым духом на протяжении вечности (XXX, 4), тогда как в Анру «душа духа» или усопшего каждый раз пожирается Уреем-Змием, Сыном Земли (в другом значении, первозданным жизненным принципом, находящимся в Солнце), то есть, Астральное тело умершего или «Элементарий» рассеивается и исчезает в «Сыне Земли», ограниченном времени. Душа покидает поля Анру и идет на Землю в любой форме, которую она желает принять. (См. главу ХCIХ. Книга Мертвых).
  15. См. Книгу Мертвых, гл. CVIII, 4.
  16. Maspero, «Guide au Musée de Boulag», стр. 152 Изд. 1883.
  17. См. Книгу Мертвых, гл. XCIV.
  18. «Review des Deux Mondes», 1885 г., стр. 157 и 158.


<< Содержание >>