Блаватская Е.П. - Тайная Доктрина т.1 ч.3 отд.XVI

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
ОТДЕЛ XVI
ЗОДИАК И ЕГО ДРЕВНОСТЬ


«Все люди склонны самомнительно и высоко оценивать свое понимание и упорствовать в исповедуемых ими мнениях», сказал Иордан, справедливо добавив – «и, в то же время, почти все люди руководимы пониманием других, не своим; правильнее было бы сказать, что они скорее принимают, нежели создают свои мнения».

Это вдвойне справедливо в отношении научных мнений о предлагаемых на обсуждение гипотез, – предрассудок и предубеждения, так называемых «авторитетов», часто решают вопросы самого жизненного значения для истории. Существуют несколько таких предопределенных мнений, которых придерживаются наши ученые востоковеды и среди них мало, которые были бы настолько же несправедливы или нелогичны, как общее заблуждение относительно древности Зодиака. Благодаря увлечению некоторых немецких востоковедов, английские и американские санскритологи приняли мнение проф. Вебера, что народы Индии не имели представления или знания Зодиака до македонского нашествия и, что древние индусы, заимствовав его от греков, принесли его в свою страну. Кроме того, несколько других «авторитетов» говорят нам, что ни один народ Востока не знал о Зодиаке до того, как эллины милостиво не ознакомили своих соседей со своим изобретением. И это утверждение делается, несмотря на Книгу Иова, которая ими же самими объявлена, как наиболее древняя в европейском Каноне и, конечно, раньше Моисея. Книга, которая говорит о сотворении «Арктура, Ориона и Плеяд (Ас, Кесиль и Хима) и тайников Юга[1], о Скорпионе и Мазаруте – двенадцати знаках[2], слова, которые, если только они нечто означают, предпосылают знание Зодиака даже среди номадов арабских племен. Утверждается, что Книга Иова предшествовала Гомеру и Гезиоду, по крайней мере, на тысячу лет и что оба греческих поэта сами процветали приблизительно за восемь столетий до Христианской Эры(!!). Хотя, между прочим, если кто предпочитает верить Платону – доказывающему, что Гомер жил гораздо раньше – он мог бы указать на значительное число знаков Зодиака, упомянутых в Илиаде и Одиссее, в Орфических поэмах и в других. Но раз, в силу нелепой гипотезы некоторых современных критиков, не только Орфей, но даже Гомер и Гезиод никогда не существовали, то было бы просто потерей времени вообще всякое упоминание этих архаических авторов. «Иов» арабов будет достаточен: если только его том жалоб, вместе с поэмами двух греков, к которым мы можем присоединить и поэмы Лина, тоже не будет объявлен ныне патриотической подделкою еврея Аристобула. Но если Зодиак был известен во дни Иова, то как могли цивилизованные, склонные к философии индусы оставаться в неведении этого?

Подвергаясь стрелам современной критики, – немного притупленным злоупотреблением – читатель может сам ознакомиться с научным мнением г-на Байи по этому вопросу. Теории заключений могут быть ошибочными, но математические вычисления стоят на более твердом основании. Взяв, как точку отправления, несколько астрономических ссылок из Книги Иовы, Байи придумал очень остроумный способ для доказательства, что ранние основатели Науки о Зодиаке принадлежали к допотопному примитивному народу. Тот факт, что он, как бы склонен видеть в Тот'е, Сет'е и в китайском Фохи некоторых Библейских Патриархов, нисколько не мешает силе его доказательства древности Зодиака[3]. Если даже мы примем, ради довода, его осторожное число в 3700 лет до Рожд. Хр., как точный век Науки Зодиака, то это число доказывает самым неоспоримым путем, что не греки изобрели Зодиак, по той простой причине, что они не существовали, как нация, тридцать семь столетий до Р. Хр., и, во всяком случае, как историческая раса, признанная критиками. Затем Байи вычислил период, в который созвездия проявляли атмосферические влияния, называемые Иовом «благими воздействиями Плеяд»[4] [по еврейски Кима]; также воздействия Ориона (Кесила); и дождей пустыни в связи с Скорпионом, восьмым созвездием; и нашел, что в виду вечного соответствия этих делений Зодиака и наименований перечисленных Планет, всегда, везде и в том же порядке и в виду невозможности приписать все это случаю и «совпадению» – «которые никогда не создают подобных тождественностей» – следует действительно допустить очень большую древность Зодиака[5].

Также, если Библия является авторитетом во всех вопросах – и еще существуют люди, которые считают ее таковой из-за христианских или каббалистических соображений – то Зодиак очень ясно упомянут во Второй Книге Царств XXIII, 5. Прежде чем «Книга Закона» была «найдена» Хилькия Первосвященником, знаки Зодиака были известны и почитаемы. Им поклонялись так же, как и Солнцу и Луне, с тех пор как

«священнослужители, которым цари Иудеи приказали возжигать курения... Ваалу, солнцу и луне, планетам и всему воинству небес»,

или «двенадцати знакам или созвездиям», как это пояснено в примечании к английской Библии, последовали этому предписанию на протяжении столетий. Царь Иошуа положил предел их идолопоклонству в 624 г. до Р. Хр.

Ветхий Завет полон намеков на двенадцать знаков зодиака и вся схема построена на этом – герои, личности и события. Так и сон – Иосифа, который видел одиннадцать «Звезд», поклоняющихся двенадцатой, которая была его «Звездою», относится к Зодиаку. Римские католики открыли в этом, кроме того, еще пророчество о Христе, который является этою двенадцатою Звездою, как они говорят, а другие – одиннадцатью апостолами; отсутствие двенадцатой так же рассматривается, как пророческое указание на предательство Иуды. Двенадцать сыновей Иакова также имеют касание к Зодиаку, как справедливо указал Виллапандус[6]. Сэр Джэмс Малькольм в своей «Истории Персии»[7] указывает, что Дабистан повторяет все подобные предания о Зодиаке. Он проследил изобретение Зодиака до славных дней Золотого Века Ирана, отметив при этом, что одно из упомянутых преданий утверждает, что Гении Планет изображаются в тех же формах и обликах, которые принимались ими, при их появлении нескольким святым пророкам, положив, таким образом, начало установлению обрядов, основанных на Зодиаке.

Пифагор, и после него Филон Иудей, считали число 12 весьма сокровенным:

«Число двенадцать, есть число совершенное. Это число знаков Зодиака, которые Солнце посещает в двенадцать месяцев; и для почитания этого числа Моисей разделил свой народ на двенадцать племен, установил двенадцать хлебов предложения и поместил двенадцать драгоценных камней на нагрудном знаке Первосвященников»[8].

Согласно Сенеке, Бероз учил пророчествовать о каждом будущем событии и катаклизмах по Зодиаку; и времена, установленные им для уничтожения Мира огнем – Пралайа – и для потопа, соответствуют временам, данным в одном древнем египетском папирусе. Подобная катастрофа наступает при каждом возобновлении цикла Звездного Года, исчисляемого в 25,868 лет. Наименования месяцев у аккадийцев произошло от названий знаков Зодиака, аккадийцы же гораздо древнее халдеев. Проктор доказывает в своем труде «Мифы и Чудеса Астрономии», что древние астрономы изобрели систему самой точной Астрономии за 2400 лет до Р. Хр. Индусы исчисляют свою Кали Югу от времени великого периодического соединения Планет за тридцать одно столетие до Р. Хр.; но, несмотря на все это, утверждается, что, именно греки, принявшие участие в экспедиции Александра Великого, были наставниками арийцев индусов по астрономии!

Является ли начало Зодиака арийского происхождения или же египетского, он все же должен быть отнесен к огромной древности. Симплиций, в шестом веке нашей эры, пишет, что он всегда слышал, что египтяне сохраняли астрономические наблюдения и записи на протяжении периода в 630,000 лет. Это утверждение, кажется, пугает Джеральда Мэсси, замечающего по этому поводу:

«Если мы примем это число лет, как являющее число месяцев, которые, согласно Исходу, назывались египтянами годами, то получим период времени, который все же даст продолжительность двух циклов прецессий (51,736 лет)»[9].

Диоген Лаэртский относил астрономические вычисления египтян к 48,863-му году до Александра Великого[10]. Мартиан Капелла подтверждал это, сообщая, что египтяне тайно изучали астрономию в продолжении более, нежели 40,000 лет, прежде чем они выдали свое знание миру[11].

Несколько ценных выдержек, приведены в «Natural Genesis» с целью поддержать теории автора, но они еще более оправдывают Учение Тайной Доктрины. Например, цитируется Плутарх из его труда «Жизнь Суллы», где он говорит:

«Однажды, когда небо было спокойно и ясно, в нем раздался звук трубный, столь громоносный, пронзительный и скорбный, что он устрашил и поразил мир. Мудрецы Тосканы сказали, что он предвещает новую расу людей и обновление мира; ибо они утверждали, что существовали восемь определенных видов людей, различных в своей жизни и обычаях; и что Небеса определили каждому свое время, которое было ограничено оборотом Великого Года в (25,868 лет)»[12].

Это сильно напоминает наши Семь Рас людей и восьмую – «животного человека», происшедшего от позднейшей Третьей Расы; так же как и последовательные погружения и уничтожения континентов, следствием которых было почти полное уничтожение той Расы. Ямвлих говорит:

«Ассирийцы не только сохранили записи на протяжении двадцати семи мириад лет (270,000 лет), как говорит это Гиппарх, но также и рекорды о всех Апокастасей и периодов Семи Правителей Мира»[13].

Это приближается насколько возможно к вычислениям Эзотерической Доктрины. Ибо 1,000,000 лет исчисляются для нашей настоящей Коренной Расы (Пятой) и около 850,000 лет прошли со времени погружения последнего большего острова Рута – части континента Атлантиды – Четвертой Расы, Атлантов; тогда как Даитиа, маленький остров, населенный смешанной расою, был разрушен около 270,000 лет назад, во время Ледникового периода или около этого. Но Семь Правителей или Семь Великих Династий Божественных Царей принадлежат к традициям каждого великого народа древности. И всегда, где упомянуты двенадцать, они неизменно означают двенадцать Знаков Зодиака.

Так очевиден этот факт, что католические писатели – особенно среди французских ультрамонтанов – молча согласились связать двенадцать еврейских Патриархов со Знаками Зодиака. Этому придан некоторый пророческий мистический характер, который для набожных и невежественных ушей звучит, как чудесное знамение молчаливого, божественного признания «народа, избранного Богом», палец которого от начала сотворения намеренно начертал на Небесах число этих патриархов. Например, довольно любопытно, что эти писатели, среди них де Мирвилль, признают все признаки двенадцати Знаков Зодиака в словах умирающего Иакова, обращенных к его сыновьям, и в его предопределении будущей судьбы каждого племени[14]. Кроме того, соответствующее знамена этих самых племен носили те же символы и те же наименования, как и Знаки, повторенные в двенадцати камнях Урима и Туммима и на двенадцати крыльях двух Херувимов. Предоставляя упомянутым мистикам доказать точность утверждаемых ими соответствий, мы перечислим их по порядку: Человек или Водолей находится в сфере Рувима, который объявлен таким же «неустойчивым, как вода» [в латинском перев. Вульгата – «Стремительным», как вода»]; Близнецы у Симеона и Левия, в силу их тесной братской связи; Лев у Иуды, ибо он «Мощный Лев» своего племени, «молодой Лев»; Рыбы у Завулона, который «будет пребывать в гавани моря»; Телец у Иссахара, ибо он «мощный, покоящийся осел», и т. д., и потому его связь с загонами; (Дева) Скорпион у Дана, который описан, как «змий, ехидна, жалящая на тропе» и т. д.; Козерог у Наффалима, который как «Олень на свободе»; Рак у Веньямина, ибо он «ненасытный»; Весы у Асира, «Хлеб которого будет тучен»; Стрелец у Иосифа, ибо «его лук пребывает в силе». Чтобы воспользоваться знаком Девы, сделанным независимым от Скорпиона, мы имеем Дину, единственную дочь Иакова. Традиция указывает на так называемые племена, носящие двенадцать знаков на своих знаменах. Но на самом деле Библия в добавление к вышесказанному наполнена тео-космологическими и астрономическими символами и олицетворениями.

Остается изумляться и спросить – если судьба действительно живших патриархов была так неразрывно связана с Зодиаком – то как же, после исчезновения десяти племен, не исчезли таким же чудесным образом и десять знаков с звездных полей? Но это не имеет большого значения. Лучше займемся историей самого Зодиака.

Читателю можно напомнить некоторые мнения, высказанные относительно Зодиака несколькими высокими авторитетами в науке.

Ньютон полагал, что изобретение Зодиака можно проследить в глубь, вплоть до экспедиции Аргонавтов; Дюлор приурочил начало его к 6500 годам до Р. Хр., именно за 2496 лет до сотворения мира по хронологии Библии.

Крейцер думал, что очень легко доказать, что большинство Теогоний было тесно связано с религиозными календарями и имело свое начало в Зодиаке: и если не в известном ныне нам Зодиаке, то в чем-то очень аналогичном ему. Он был убежден, что Зодиак и его мистические отношения находятся в основании всех мифологий под той или другой формою, и что он существовал в своей древнейшей форме на протяжении веков, прежде чем был выявлен в настоящем астрономическом аспекте в силу странной координации событий[15].

Появлялись ли «гении планет», наши Дхиан-Коганы надземных сфер, «святым пророкам», как это утверждается в Дабистане или же нет, но видимо выдающиеся люди и воины пользовались той же привилегией в древние времена в Халдее, когда астрологическая Магия и Теофания шествовали рука об руку.

«Ксенофон, человек выдающийся, говорит о Кире... что на своем смертном одре, он благодарил Богов и героев за то, что они сами так часто поучали его о знаках в небесах – έν ούρανίοις σημείοις[16].

Если только Наука Зодиака не будет признана, как относящаяся к самой большой древности и универсальности, то как можем мы объяснить, что Знаки эти были начертаны в древнейших Теогониях? Лаплас, как говорят, был поражен удивлением при мысли, что дни – Меркурия (Среда), Венеры (Пятница), Юпитера (Четверг), Сатурна (Суббота) и другие связаны были с днями недели в том же порядке и с теми же наименованиями в Индии, как и в Северной Европе.

«Попытайтесь, если можете при настоящей системе узко-националистических цивилизаций, столь в моде в наши дни, объяснить, каким образом народы, не имеющие ничего общего между собою, ни предков, ни традиций или месторождения, могли бы изобрести своего рода небесную фантасмагорию, настоящее imbroglio звездных названий, без последовательности и цели, не имеющих никакого отношения к фигурации созвездий, которые они изображают и, по-видимому, еще меньше к фазам нашей земной жизни, которые они должны обозначать...»

– если бы не было общей идеи и универсальной причины и убеждения в основе всего этого[17]! То же самое чрезвычайно справедливо утверждал Дюпюи:

«Невозможно найти ни малейшей черты сходства между частями неба и фигурами, которые астрономы своевольно начертали; с другой же стороны, случайность невозможна»[18].

Конечно, случайность «невозможна». Нет «случайности» в Природе, где все математически координировано и взаимно связано в ее единицах. Кольридж говорит:

«Случайность есть лишь псевдоним Бога (или Природы) для тех особых случаев, когда Он не соизволит явно начертать Своим рукотворным знаком.»

Замените слово «Бог» Кармою, и это сделается Восточною Аксиомою. Потому звездные «пророчества» Зодиака, как они называются христианскими мистиками, никогда не указывают на какое-либо одно особое событие, как бы торжественно и сокровенно не было бы оно для одной части человечества, но на вечно повторяющиеся периодические законы Природы, понятные лишь Посвященным самих Звездных Богов.

Ни один оккультист, ни один астролог, восточного происхождения, никогда не согласится с христианскими мистиками или даже с мистической астрономией Кеплера, несмотря на все его великое знание и эрудицию; и это потому, что хотя его предпосылки и вполне правильны, но выводы их односторонни и окрашены христианскими предубеждениями. Где Кеплер видит пророчество, прямо указывающее на Спасителя, другие народы видят символ вечного закона, предопределенного на настоящую Манвантару. Почему видеть в «Рыбах» прямое указание на Христа – одного из нескольких реформаторов мира, Спасителя для его прямых последователей, но лишь великого и прославленного Посвященного для всех остальных – когда это созвездие сияет, как символ всех прошлых, настоящих и будущих духовных Спасителей, которые распространяют Свет и рассеивают тьму? Христианские символисты пытались доказать, что этот знак принадлежал Ефрему, сыну Иосифа, избраннику Иакова, и потому «Избранный Мессия», Ίχθύς, первых христиан должен был быть рожден в момент вступления Солнца в знак Рыб. Но если Иисус Назарей был этим Мессией, то был ли он действительно рожден в «этот момент», или же час его рождения был установлен, благодаря принятию его теологами, искавшими просто возможность приурочить его к звездным фактам и народному верованию? Каждый знает, что истинное время и год рождения Иисуса совершенно неизвестны. И именно евреи – предки которых придали слову Даг двоякое значение «Рыбы» и «Мессии», во время насильственно усиленного развития их раббинического языка – первые отрицают это христианское утверждение. Что же сказать о других фактах, именно, что брамины связывают своего «Мессию», вечного Аватара Вишну, с Рыбою и Потопом, и что Вавилоняне также сделали Рыбу и Мессию из своего Даг-Он, Человека-Рыбу и Пророка?

Среди египтологов имеются ученые иконокласты, которые говорят, что:

«Когда Фарисеи искали «знамение с неба», Иисус сказал «... и знамение не дастся ему... кроме знамения Ионы пророка». (Матвея XVI. 4.) ...Знамение Ионы есть знак Оанн или Рыбы-Человека из Ниневии... Без сомнения, не было другого знамения, кроме возрождения солнца в «Рыбах». Глас Тайной Мудрости говорит, что те, кто ожидают знамений, не могут иметь другого, кроме знамения возвращения Рыбы-Человека Ichtys, Оанна или Ионы – который не мог стать плотью.»

Кажется Кеплер утверждал, как положительный факт, что в момент «воплощения» все планеты были в сочетании в знаке Рыб, называемом еврейскими каббалистами «Созвездием Мессии». Кеплер утверждал:

«В этом созвездии нужно искать звезду Магов.»

Это утверждение, заимствованное де Мирвиллем у д-ра Сепп»[19], придало первому смелость заявить, что:

«Все еврейские традиции, возвещая звезду, которую многие народы видели(!)[20], далее добавляли, что она поглотит семьдесят планет, которые управляют судьбами различных народов на этой планете[21]. «В силу этих естественных пророчеств», говорит д-р Сепп, «было начертано в звездном своде, что Мессия будет рожден в лунный месяц мира в 4320 году, в тот памятный год, когда весь хор планет будет праздновать свое торжество»[22].

Действительно, в начале настоящего столетия яростно требовалось возмещение индусами за содеянное ими воровство, за отнятие у евреев их «Богов», патриархов и хронологии. Это был Уильфорд, который признал Ноя в Притхи и в Сатьяврата, Еноха в Дхрува и даже Acyp'a в Ишваре. После пребывания в течение многих лет в Индии, по крайней мере, некоторые востоковеды должны бы были знать, что не одни только брамины владели этими цифрами или разделяли свой Великий Век на четыре меньших века. Тем не менее, писатели в «Asiatic Researches» предавались самым экстравагантным теориям. С. А. Маккей, «философ, астроном и сапожник» из Норвича, замечает очень справедливо:

«Христианские теологи думают, что их долг возражать и писать против долгих периодов индусской хронологии, им можно это простить; но когда ученый распинает имена и цифры древних, искажает их и сплетает в форму, которая означает нечто, совсем чуждое намерению древних авторов, но которая, будучи так искалечена, совпадает с возникновением какой-либо причуды, заранее существовавшей в его мозгу с такою точностью, что он претендует на изумление перед таким открытием, то я не могу считать его заслуживающим извинения»[23].

Это относится к капитану (позднее полковнику) Уильфорду, но слова эти могут относиться к более, нежели одному из наших современных востоковедов. Полковник Уильфорд был первым, кто увенчал свои несчастливые теории относительно индусской Хронологии и Пуран, установив связь между 4,320,000 годами и хронологией Библии тем, что просто уменьшил цифры до 4320 лет – предполагаемого лунного года Рождения – а д-р Сепп также просто заимствовал идею этого храброго офицера. Больше того, он продолжал настойчиво считать их собственностью евреев, так же как и христианским пророчеством и, таким образом, обвинял арийцев в заимствовании семитического откровения, тогда как обратное имело место. Кроме того, не следует обвинять евреев в непосредственном ограблении индусов, о числах которых Ездра, вероятно, ничего не знал. Они совершенно очевидно и неоспоримо заимствовали их от халдеев вместе с халдейскими богами. Они обратили 432,000 лет Божественных Династий халдеев[24] в 4320 лунных лет, якобы протекших от сотворения мира до христианской Эры; что же касается до Богов Вавилона и Египта они спокойно и скромно превратили их в Патриархов. Каждый народ был, более или менее, повинен в подобном присвоении Пантеона – однажды общего всем – и в переделке универсальных Богов и Героев в национальные и племенные. Это было еврейскою собственностью в ее новом обличии из Пятикнижия, и никто из израильтян никогда не старался навязать это какому-либо другому народу – менее всего европейцам.

Не останавливаясь более, чем нужно, на этой очень ненаучной хронологии, мы все же можем сделать несколько замечаний, которые будут признаны обоснованными. 4320 лунных лет мира – в Библии употребляются солнечные лета – не являются вымышленными, как таковые, даже если их применение совершенно ошибочно; ибо они являются лишь искаженным откликом примитивной Эзотерической Доктрины и позднее браминской Доктрины, что касается до Юг.

День Брамы равняется 4,320,000,000 годам, так же как и ночь Брамы или же продолжительность Пралайи, после которой новое «Солнце» торжественно подымается над новой Манвантарой для Семеричной Цепи, которую оно освещает. Учение проникло в Палестину и Европу столетиями раньше христианской Эры[25] и вмещалось умами евреев времен Моисея, которые основывали на этом свой малый Цикл, хотя Учение получило свое полное выражение лишь благодаря христианским хронологам Библии, принявшим это так же, как и 25-ое Декабря, день, в который, согласно преданию, воплощались все Солнечные Боги. Почему же тогда удивляться, что Мессию заставили родиться в «лунный год мира в 4320 год?» «Солнце Праведности и Спасения» еще раз восстало и рассеяло тьму Хаоса и He-Бытия на плане нашей объективной маленькой Планеты и Цепи. Раз предмет почитания был установлен, легко было приноровить предполагаемые события его рождения и смерти к требованиям Зодиака и к старым традициям, хотя, конечно, для этого случая пришлось их несколько переделать.

Итак, то, что сказал Кеплер, как большой астроном, становится понятным. Он признавал великое и универсальное значение всех таких планетных сочетаний, «из которых каждое» – как он прекрасно сказал – «есть климактерический год человечества»[26]. Редкое сочетание Сатурна, Юпитера и Марса имеет свое значение и важность, в силу определенных больших следствий, вызываемых им, как в Индии и Китае, так и в Европе для мистиков этих стран. И, конечно, утверждать, что Природа имела в виду лишь Христа, создавая свои (для профана) фантастические и бессмысленные созвездия, является сейчас не более, нежели просто самонадеянной претензией. Если утверждается, что не случайность толкнула архаических зодчих Зодиака тысячелетия назад обозначить созвездие Тельца буквою А, с не лучшим или более основательным доказательством этого, как пророчество о Глаголе или Христе, чем то, что Алеф Тельца означает «Единый» и «Первый», а Христос тоже был Альфа или «Единый», то подобное доказательство должно рассматриваться несостоятельным в более, нежели одном направлении. Прежде всего, Зодиак, во всяком случае, существовал, до христианской эры; затем, все Солнечные Боги, например, Озирис, были мистически связаны с созвездием Тельца, и все они именовались своими почитателями «Первыми». Далее компиляторы мистических эпитетов, данных Христианскому Спасителю, все были более или менее ознакомлены со значением знаков Зодиака; и легче предположить, что они распределили свои утверждения так, чтобы сочетать их с мистическими знаками, нежели допустить, что последние сияли на протяжении миллионов лет, как пророчества для одной части человечества, не принимая во внимание, ни бесчисленных предшествовавших поколений, ни тех, которые народятся впоследствии.

Нам говорят:

«Не простая случайность в некоторых сферах поместила на престоле голову этого Быка (Тельца), пытающегося отбросить назад Дракона посредством египетского креста. Мы должны были бы знать, что в Египте это созвездие Тельца называлось «великий град Бога и матерь откровений», и также «толкователь божественного гласа». Apis Pacis Гермонта, в Египте, которому приписывались (как отцы церкви хотели бы убедить мир) изречения прорицаний, относящихся к рождению Спасителя»[27].

На это теологическое притязание имеются несколько ответов. Во первых, египетский крест или Тау, крест Джайны или Свастика, и Христианский крест – все имеют одно и то же значение. Во вторых, ни один народ или нация, за исключением христиан, не придавала того значения Дракону, которое приписывается ему ныне. Змий был символом МУДРОСТИ; а Бык, Телец, символом физического рождения. Потому Бык, отталкивающий Дракона или Духовную Мудрость посредством Тау или Креста – эзотерически означающего «Основу и сруб всего построения» – имел бы совершенно фаллическое и физиологическое значение, если бы он не носил еще другого значения, неизвестного нашим библейским ученым и символистам. Во всяком случае, он не имеет особого отношения к Глаголу Св. Иоанна, за исключением, может быть, общего смысла. Телец – который, между прочим, не есть агнец, но бык – считался священным в каждой Космогонии, среди индусов, так же, как и у последователей Зороастра, среди халдеев, как и у египтян. Это известно всем школьникам.

Может быть, это поможет нам освежить память наших теософов, если мы напомним им, что было сказано о Непорочной Деве и Драконе и об универсальности периодических рождений и перевоплощений Спасителей Мира – Солнечных Богов – в «Разоблаченной Изиде»[28], в связи с некоторыми местами Откровения.

В 1853 году ученый Эрард Моллиэн прочел в Институте Франции доклад, где он пытался доказать древность индусского Зодиака, в знаках которого были найдены корень и философия всех наиболее значительных религиозных празднеств этой страны; лектор старался доказать, что начало этих религиозных обрядов теряется в ночи времени, по крайней мере за 3000 лет до Р. Хр. Он полагал, что Зодиак индусов был гораздо древнее Зодиака греков и в некоторых деталях весьма разнился от него. В Зодиаке индусов Дракон изображается на Древе, у подножья которого Дева, Канья-Дурга, одна из самых древних Богинь, восседает на Льве, влекущем солнечную колесницу. Он сказал:

«Вот почему эта Дева Дурга не есть простое мементо астрономического факта, но, воистину, наиболее древнее божество индусского Олимпа. Очевидно, она та же самая Богиня, возвращение которой было возвещено во всех книгах Сибилл – источнике вдохновения Вергилия – в эпоху общего возрождения... И раз месяцы все еще называются по индусскому солнечному Зодиаку народом, говорящим на языке Малайала (Южн. Инд.), то почему должен был бы этот народ отставить этот Зодиак и принять греческий? Наоборот, все доказывает, что эти фигуры Зодиака были переданы грекам халдейцами, которые получили их от браминов»[29].

Но все эти доказательства очень скудны. Однако, вспомним также, что было сказано и принято современниками Вольнея, который замечает, что раз созвездие Овна находилось в 1447 году до Р. Хр. в своем пятнадцатом градусе, то, следовательно, первый градус Весов не мог совпадать с весенним равноденствием позднее, нежели 15194 года до Р. Хр.; если мы добавим к этому, рассуждает он, 1790 лет, истекших со времени рождения Христа, то ясно, что 16984 года должны были пройти со времени возникновения Зодиака[30].

Кроме того, д-р Шлегель в своей «Китайской Уранографии» приписывает китайской астрономической сфере древность в 18000 лет[31].

Тем не менее, раз мнения, приведенные без достаточных доказательств, имеют мало значения, может быть, будет более полезным обратиться к научным свидетельствам.

Байи (Bailly), знаменитый французский астроном прошлого столетия, член Академии и пр., утверждает, что индусские системы астрономии являются наиболее древними и что именно, от них почерпнули свои знания египтяне, греки, римляне и даже евреи. В подтверждение этих взглядов он говорит:

«Астрономы, предшествовавшие эпохе 1491 г., были, прежде всего, греками из Александрии: Гиппарх, процветавший 125 лет до нашей эры, и Птоломей, 260 лет после Гиппарха. После них пришли арабы, воскресившие изучение астрономии в девятом веке. За ними последовали персы и татары, которым мы обязаны таблицами Насир 'д-Дин в 1269 г. и таблицами Улуг-бега в 1437 г. Такова последовательность событий в Азии известных до индусской эпохи 1491 г. Что же представляет из себя эпоху? Это есть наблюдение долготы одной звезды в данный момент, место в небе, где она была видима, наблюдение, которое служит, как точка опоры, или как точка отправления для исчисления, как прошлых, так и будущих положений звезды, путем изучения ее движения. Но эпоха не имеет значения, если только движение звезды не было установлено. Народ, для которого наука нова и который вынужден заимствовать чужую астрономию, не испытывает ни малейшей трудности в установлении эпохи, ибо единственное нужное ему наблюдение может быть сделано каждый момент. Но что необходимо, прежде всего, и что он должен заимствовать, это те элементы, которые должны быть определены с точностью и которые требуют непрерывных наблюдений; в особенности движения, зависящие от времени, и которые лишь после столетий изучений могут быть определены с точностью. Следовательно эти движения должны быть заимствованы у народа, посвятившего себя этому изучению и наблюдению и имеющего в прошлом века упорных трудов. Потому мы заключаем из этого, что новый народ не будет заимствовать эпохи древнего народа без того, чтобы, в то же время, не заимствовать у него и «средние движения». Исходя из этого принципа, мы найдем, что индусские эпохи от 1491 и 3102 не могли быть выведены из эпох Птоломея или Улуг-бега.
Остается предположение, что индусы, после того, как они сравнили свои наблюдения 1491 года с теми, сделанными раньше Улуг-бегом и Птоломеем, употребили интервалы (промежутки), разделявшие эти наблюдения, для определения средних движений. Время наблюдений Улуг-бега было слишком недавнее, чтобы служить такому определению, тогда как время наблюдений Птоломея и Гиппарха лишь едва достаточно отдалено. Тем не менее, если бы движения индусов были определены этими сравнениями, то эпохи были бы связаны между собою. Исходя от эпох Улуг-бега и Птоломея, мы пришли бы ко всем эпохам индусов. Откуда следует, что чужие эпохи или не были известны индусам или же были им бесполезны[32].
К этому мы можем добавить другое важное соображение. Когда народ вынужден заимствовать у своих соседей методы или средние движения для своих астрономических таблиц, он еще более нуждается в заимствовании у них, кроме того, и знания неравномерности движений небесных тел, движений апогеев, узлов и наклона эклиптики; короче говоря, всех тех элементов, определение которых требует искусства наблюдения, пользования известными инструментами и большого уменья. Все эти астрономические элементы, которые, более или менее, разнятся у Александрийских греков, арабов, персов и татар, не обнаруживают ни малейшего сходства с элементами индусов. Следовательно, последние ничего не заимствовали у своих соседей. Если индусы не заимствовали свою эпоху, они должны были обладать настоящей, своей собственной, и которая была основана на их личных наблюдениях; и эта эпоха должна была быть или 1491 год нашей эры, или же эпоха года 3102 г. до нашей эры, предшествовавшая на 4592 года эпоху 1491 г. Мы должны избрать между этими двумя эпохами и решить, которая их двух основана на наблюдении? Но прежде чем представить возражения, которые могут и должны решить вопрос, нам позволено будет предложить несколько замечаний тем, кто будут склонны думать, что, именно, современные наблюдения и вычисления позволили индусам определить прошлые положения небесных тел. Далеко не так легко определить небесные движения с достаточною точностью, чтобы было возможно проследить течение времени назад до 4592 года и быть в состоянии описать феномены, которые должны были произойти в ту эпоху. В наши дни мы обладаем прекрасными инструментами; на протяжении двух или трех столетий сделаны точные наблюдения, позволяющие нам уже вычислить со значительной точностью средние движения планет; мы имеем наблюдения халдеев, Гиппарха и Птоломея, которые, принимая во внимание отдаленную эпоху, к которой они относятся, позволяют нам установить эти движения с еще большей достоверностью. Тем не менее, мы не можем отважиться представить с неизменною точностью наблюдения, относящиеся к продолжительному периоду, протекшему со времен халдеев до наших дней; еще менее можем мы отважиться определить с точностью события, имевшие место за 4592 года до нашей эпохи Кассини и Мейэр, оба определили столетнее движение луны; и они разнятся на 3’,48”. Эта разница породила бы, по истечении сорока шести столетий, неточность приблизительно в 3° по отношению места, занимаемого Луною. Одно из этих вычислений, без всякого сомнения, более точно, нежели другое, и потому наиболее древним наблюдениям надлежит решить, которое из этих двух наиболее точно. Однако, когда дело касается очень отдаленных эпох, в течение которых наблюдения отсутствовали, то в силу этой причины мы остаемся в неуверенности, что касается до феноменов. Как же тогда могли индусы проследить назад свои вычисления от года 1491 после Р. Хр. до года 3102 до нашей эпохи, если они только недавно начали изучение астрономии?
Восточники никогда не были тем, чем являемся мы. Как бы ни было высоко мнение, которое мы можем иметь об их знании, изучая их астрономию, мы никогда не сможем представить себе, чтоб они обладали многочисленными инструментами, которыми отличаются наши современные обсерватории и которые являются результатом современного прогресса в различных областях искусства; также они не могли обладать этим гением открытий, являющимся до сих пор как бы исключительным достоянием Европы, и который, возмещая недостаток времени, вызывает быстрый прогресс науки и интеллекта человека. Если азиаты выказали себя могущественными учеными и мудрецами, то они обязаны своими заслугами и всякого рода успехами мощи времени. Мощь времени основывала или разрушала их Империи; иногда она воздвигала строения, величественные своими размерами, иногда разрушала их в почитаемые развалины, и тогда как эти превратности чередовались, терпение накопляло знание, и долгий опыт приводил к мудрости. Именно, эта древность народов Востока и сложила их научную репутацию.
Если индусы обладали в 1491 году знанием небесных движений достаточно точным, чтобы позволить им проследить свои вычисления назад, вплоть до 4592 г., то из этого следует, что они могли приобрести это знание, лишь благодаря древнейшим наблюдениям. Признать за ними это знание и, в то же время, отказать им в наблюдениях, вытекающих из него, это значит, предположить невозможное; это было бы равносильно предположению, что при начале их карьеры, они уже собрали плоды времени и опыта. С другой стороны, если бы эпоха года 3102 предполагалась истинной, то из этого следовало бы, что индусы просто ограничились тем, что оставались в курсе вычислений на протяжении последующих столетий до года 1491 нашей эры. Таким образом, само время было их наставником; они знали движения небесных тел на протяжении этих эпох, потому что они были свидетелями их; и долгое пребывание народа Индии на Земле, есть первая причина достоверности его архивов и точности их вычислений. Казалось бы, что проблема, встающая перед нами, относительно того, которая из двух эпох 3102 или 1491 г. является настоящей, должна быть решена на основании следующего соображения, что древние вообще и индусы в частности в чем мы можем убедиться из расположения их таблиц, вычисляли и наблюдали только затмения. Так не было никакого солнечного затмения в момент или начало эпохи 1491; и ни одного лунного затмения на протяжении пятнадцати дней до или после этого момента. Следовательно, эпоха 1491 г. не основывается на наблюдении. Что же касается эпохи 3102, то брамины Тирувалура помещают ее в момент восхода солнца 18-го Февраля. Солнце находилось тогда в первой точке Зодиака, согласно его истинной долготе. Другие таблицы указывают, что в полночь, предшествующей ночи, Луна занимала то же место, но согласно своей средней долготе. Брамины также говорят нам, что эта первая точка, начало их Зодиака, находилась в 3102 г. на 54° градуса позади равноденствия. Из этого следует, что начало – первая точка их Зодиака – находилась в шестом градусе Водолея.
Значит, приблизительно около этой эпохи произошло среднее сочетание, и оно действительно отмечено в наших лучших таблицах; в таблицах Ла-Кайль для Солнца и в таблицах Мейэра для Луны. Тогда не было затмения Солнца, ибо Луна находилась слишком далеко от своего узла, но пятнадцать дней позднее Луна, приблизившись к узлу, должна была затмиться. Таблицы Мейэра, употребленные без поправок для ускорения, дают это затмение, но они помещают его в течение дня, в момент, когда оно не могло быть наблюдаемо в Индии. Таблицы Кассини помещают его в течение ночи, что доказывает, что движения Мейэра слишком быстры для отдаленных веков, когда не принимается в соображение это ускорение; и это доказывает так же, что, вопреки успехам наших знаний, мы все еще можем пребывать в неуверенности относительно истинного аспекта небес в прошлом.
Потому мы полагаем, что из двух индусских эпох верная есть эпоха 3102, ибо она сопровождалась затмением, которое могло быть наблюдаемо и потому должно было послужить для ее определения. Это первое доказательство точности долготы, установленной в этот момент индусами для Солнца и Луны, и может быть, это доказательство было бы достаточным, если бы это древнее определение не получило самого большего значения для проверки движений этих тел и, вследствие этого, оно должно опираться на все, какие только возможны, доказательства достоверности. Мы замечаем, что:
1) индусы, видимо, соединили вместе две эпохи в 3102 году. Брамины Тирувалура вычисляют сначала с первого момента Кали Юги, но они имеют вторую эпоху, помещенную на два дня, три часа 32’,30” позднее. Последняя и есть правильная астрономическая эпоха, тогда как первая является как бы началом эры гражданской. Но если эта эпоха Кали Юги не была действительной и была лишь простым результатом вычисления, то почему она была так разделена? Их вычисленная астрономическая эпоха стала бы эпохою Кали Юги, которая была бы обозначена сочетанием Солнца и Луны, как это делается с эпохами других трех таблиц. Они должны были иметь причину для установления различия между этими двумя, и эта причина может быть приписана лишь обстоятельствам и времени эпохи, которая поэтому не могла быть результатом вычисления. Но это не все: если мы возьмем, как точку отправления, солнечную эпоху, определенную восходом солнца 18-го Февраля 3102 г. и проследим назад события в течение двух дней, трех часов 32’,30”, мы приходим к 2 часам 27’,30” утра 16-го Февраля, к моменту начала Кали Юги. Любопытно, что начало этого цикла не было помещено в одно из четырех больших разделений суток. Можно предположить, что эпоха должна была бы начаться в полночь, и что 2 часа 27’,30”, являют меридианную поправку. Какова бы ни была причина, в силу которой установлен этот момент, очевидно, что, если бы эта эпоха была результатом вычисления, то так же легко было бы отнести ее на полночь, чтоб она координировала с одним из главных подразделений суток, вместо того, чтобы помещать ее в момент, обозначенный дроблением суток.
2) Индусы утверждают, что при первом моменте Кали Юги, произошло сочетание всех планет, и их таблицы указывают это сочетание, тогда как наши упоминают, что сочетание это действительно могло произойти. Юпитер и Меркурий находились точно на том же самом градусе эклиптики, тогда как Марс отстоял на 8° и Сатурн на 17°. Следовательно, около этой эпохи или пятнадцать дней после начала Кали Юги, когда солнце продвигалось в Зодиаке, индусы увидели четыре планеты, выявившимися последовательно из лучей Солнца: сначала Сатурн, потом Марс, Юпитер и Меркурий, и эти планеты, казалось, были собраны в довольно ограниченном пространстве. Хотя Венера и не была среди этих планет, но склонность к чудесному привела к названию этого сочетания сочетанием всех планет. Свидетельство браминов совпадает здесь со свидетельствами наших таблиц, и это свидетельство, плод традиций, должно быть основано на действительных наблюдениях.
3) Мы можем заметить, что этот феномен был видим приблизительно около пятнадцати дней перед эпохою и, именно, в момент, когда должны были наблюдать затмение Луны, которое послужило для ее установления. Оба наблюдения подтверждаются взаимно, и тот, кто наблюдал одно, должен был наблюдать и другое.
4) Мы также имеем основание думать, что индусы в то же время определили место нахождения узла Луны; это как бы следует из их вычислений. Они дают долготу этой точки лунной орбиты в момент их эпохи, и добавляют к ней постоянные 40’, которые представляют движение узла в течение 12 дней и 14-ти часов. Это, как если бы они объявили, что это определение было сделано тринадцать дней после их эпохи и чтоб сделать его отвечающим этой эпохе, мы должны прибавить 40’, в течение которых узел отстал в промежутке. Таким образом, это наблюдение относится к тому же сроку затмения Луны, что дает нам три наблюдения, которые взаимно подтверждаются.
5) Ясно из описания индусского Зодиака, данного М. Жантиль, что местонахождения в нем звезд, названных глазом Тельца и колосом Девы могут быть определены, как начало Кали Юги. Так сравнивая эти местонахождения с настоящими положениями, приведенными нашей прецессией равноденствий к моменту рассматриваемому, мы видим, что точка, отмечающая начало индусского Зодиака, должна помещаться между пятым и шестым градусом Водолея. Потому брамины были правы, помещая эту точку в шестой градус этого знака, и тем более так, ибо эта маленькая разница может быть обязана самому движению звезд, которое неизвестно. И так это было еще одним наблюдением, которое позволило индусам определить с такою удовлетворительною точностью первую точку их движущегося Зодиака.
Кажется невозможным сомневаться в существовании в древности наблюдений касательно этого срока. Персы говорят, что четыре великолепные звезды были помещены в качестве стражей на четырех углах Мира. Оказывается, что при начале Кали Юги 3000 или 3100 лет до нашей эры, глаз Тельца и сердце Скорпиона помещались точно на точках экватора (равноденствия), тогда как сердце Льва и Южная Рыба были довольно близки к точкам солнцестояния. Наблюдение вечернего восхода Плеяд, за семь дней до осеннего равноденствия, также относится к году 3000 до нашей эры. Это наблюдение и другие того же порядка группируются в календарях Птоломея, хотя он и не приводит авторов, и эти наблюдения, которые древнее, нежели наблюдения халдеев, могли, конечно, быть трудами индусов. Они хорошо знают созвездие Плеяд и тогда как мы вульгарно называем его «наседкою», они именуют его «Пиллалу-коди» – курица и ее цыплята. Это наименование передавалось от народа к народу и дошло до нас от самых древних народов Азии. Мы видим, что индусы должны были наблюдать восход Плеяд и пользоваться им для урегулирования своих годов и месяцев, ибо это созвездие называется также Криттика. Действительно, один из их месяцев носит то же самое название и это совпадение не может быть приписано только тому факту, что этот месяц был возвещаем восходом или заходом рассматриваемого нами созвездия.
Что и указывает с еще большей убедительностью, что индусы наблюдали звезды и таким же путем, как и мы, указывая их положение по их долготе. Это является фактом, упомянутым Августином Рицием, что, по наблюдениям, приписываемым Гермесу и сделанным в 1985 году до Птоломея, блестящая звезда Лиры и звезда сердца Гидры находились каждая на семь градусов впереди их соответственных положений, как они были определены Птоломеем. Это определение кажется в высшей степени изумительным. Эти звезды продвигаются правильно относительно точек равноденствия, и Птоломей должен был найти долготы на 28 градусов больше, чем они были в 1985 году до его эпохи. Кроме того, замечается удивительная особенность, что та же ошибка или разница установлена в положении обеих звезд; и эта ошибка была обязана причине, которая одинаково влияла на обе звезды. С целью объяснить эту особенность араб Thebith[33] представил себе, что звезды имеют маятникообразное движение, которое заставляло их поочередно продвигаться и отступать. Вред, происшедший от этой гипотезы, был легко установлен, но наблюдения, приписанные Гермесу, остались необъясненными. Тем не менее, мы находим объяснение им в астрономии индусов. В срок, приписываемый этим наблюдениям 1985 лет до Птоломея, первая точка индусского Зодиака была на 35 градусов впереди эквинокса; следовательно долготы, исчисленные, начиная от этой точки, были на 35 градусов больше тех, которые были вычислены, начиная от эквинокса. Однако, после периода в 1985 лет, звезды продвинулись на 28 градусов и осталась разница лишь в 7 градусов между долготами Гермеса и долготами Птоломея, и разница эта должна была быть одинаковою для обеих звезд, ибо она являлась следствием разницы между точками отправления индусского Зодиака и Зодиака Птоломея, который начинался от эквинокса. Это объяснение так просто и так естественно, что оно должно быть верным. Мы не знаем, был ли Гермес, слава которого была так велика в древности индусом, но мы видим, что наблюдения, приписываемые ему, сделаны по методу индусов, и потому мы заключаем, что они были сделаны индусами, которые, следовательно, были в состоянии сделать все наблюдения, перечисленные нами и которые отмечены в их таблицах.
6) Наблюдение года 3102, который как бы определил их эпоху, не было трудно. Мы видим, что индусы, определив суточное движение Луны в 13° 10’ 35”, воспользовались им для разделения Зодиака на 27 созвездий в соответствии с периодом Луны, которая употребляет около 27-ми дней на прохождение его.
Употребляя этот метод, они определили положения звезд в этом Зодиаке; таким образом, они открыли, что известная звезда в Лире, находилась в 8s 24°, сердце Гидры в 4s 7°; эти определения долготы, приписываются Гермесу, но они вычислены по Зодиаку индусов. Также они открыли, что колос Девы образует начало их пятнадцатого созвездия, а глаз Тельца конец четвертого; одна из этих звезд находится в 6s, 6° 40’, а другая в 1s, 23° 20’ в Зодиаке индусов. Раз это так, то затмение Луны, имевшее место пятнадцать дней позднее эпохи Кали Юги, произошло в точке, помещающейся между колосом Девы и звездою θ этого же созвездия. Эти звезды составляют почти особое созвездие, ибо одна возглавляет пятнадцатое созвездие, другая шестнадцатое. Следовательно, было не трудно определить положение Луны, измеряя расстояние, разделявшее ее от одной из этих звезд; на основании этого положения они вывели положение Солнца, которое находится против Луны, затем, зная их среднее движение, они вычислили, что Луна находилась у первой точки Зодиака, согласно ее средней долготе, в полночь с 17-го на 18-ое Февраля года 3102 до нашей эры, и что Солнце занимало то же место шестью часами позднее, согласно его правильной долготе, событие, которое установило начало индусского года.
7) Индусы заявляют, что 20,400 лет до цикла Кали Юги первая точка их Зодиака, совпадала с весенним равноденствием и что Солнце и Луна находились там в сочетании. Эта эпоха, очевидно, вымышленная[34], но мы можем спросить себя, какую точку, какую эпоху индусы приняли, как отправную, когда они устанавливали ее. Если мы возьмем индусские цифры для оборота Солнца и Луны в 365 дней, 6 часов, 12 минут, 30 секунд и 27 дней, 7 часов, 43 минуты, 13 секунд, мы получаем:
20,400 оборотов Солнца 7,451,277 дней, 2 часа.
272,724 оборотов Луны 7,451,277 дней, 7 часов.
Таков получаемый результат, принимая эпоху Кали Юги, как точку отправления; и утверждение индусов, что в рассматриваемую эпоху сочетание имело место, основано на их таблицах; но если, пользуясь теми же элементами, мы возьмем точкою отправления эру года 1491 или другую, помещаемую в 1282 г., эру, о которой мы поговорим позднее, то будет всегда разница от одного до двух дней. Естественно и справедливо, проверяя вычисления индусов, избрать среди элементов те, которые дают те же результаты, что были получены ими, и взять, как точку отправления, ту из их эпох, которая позволит нам дойти до рассматриваемой фиктивной эпохи. Следовательно, если для того, чтобы установить это вычисление, они должны были взять точкою отправления свою действительную эпоху, основанную на наблюдении, но не одну из тех, которые были выведены из первой этим же вычислением, то следует, что их действительная эпоха была эпохою года 3102 до нашей Эры.
8) Брамины Тирувалура устанавливают движение Луны в 7s 2° 0’ 7” на движущемся Зодиаке и в 9s 7° 45’ 1” относительно эквинокса, в течение великого периода в 1,600,984 дня или в 4,386 лет и 94 дня. Мы полагаем, что это движение было установлено наблюдением и мы должны заявить, прежде всего, что этот период настолько длителен, что это делает его мало приемлемым для пользования им при вычислении средних движений.
В своих астрономических вычислениях индусы употребляют периоды в 248,3,031, и 12,372 дня; но, кроме того, что эти периоды, хотя и слишком короткие, не имеют неудобств первой, они включают точное число оборотов Луны в отношении к ее апогею. В действительности, они являются средними движениями. Великий период в 1,600,984 дня не являет всю сумму известного числа оборотов; нет причины, почему бы ему иметь 1,600,984 дня скорее, нежели 1,600,985. Казалось бы, что лишь наблюдение должно было установить число дней и отметить начало и конец этого периода. Этот период кончается 21 Мая 1282 г. нашей эры в 5 часов, 15 минут, 30 секунд по Бенаресскому времени. Луна была тогда в своем апогее, согласно индусам, и ее долгота была
7s 13° 45’ 1”
Мейэр дает долготу в 7s 13° 53’ 48”
и помещает апогей в 7s 14° 6’ 54”
Определение положения Луны, сделанное браминами, разнится от нашего лишь на девять минут, определение же апогея на двадцать две минуты; и вполне очевидно, что лишь благодаря наблюдениям, они могли достичь такой согласованности с нашими лучшими таблицами и такой точности в небесных положениях. Итак, если наблюдение установило конец этого периода, то имеются все причины полагать, что этот период определил и начало; но тогда это движение, установленное непосредственным наблюдением над природой, в силу этого должно было бы быть в точной согласованности с истинными движениями небесных тел.
Таким образом, в действительности, это индусское движение на протяжении всего длинного периода в 4383 года не разнится ни на минуту от периода Кассини и согласуется также с периодом Мейэра. Итак, два народа, индусы и европейцы, находящиеся на двух крайних точках мира и, может быть, столь же отдаленные друг от друга в своих методах, получили совершенно тождественные результаты относительно движений Луны, что было бы немыслимым, если бы их вычисления не имели основанием наблюдение и взаимное подражание природе. Мы должны заметить, что все четыре таблицы индусов являются копиями той же астрономии. Нельзя отрицать, что сиамские таблицы существовали в 1687-ом году, в эпоху, когда они были привезены из Индии де ла Лубер'ом. В эту эпоху таблицы Кассини и Мейэра еще не существовали, таким образом, индусы уже обладали точным движением, внесенным в эти таблицы, тогда как мы еще не имели его[35]. Потому следует признать, что точность этого индусского движения является результатом наблюдения. Оно точно на протяжении всего этого периода в 4383 года, потому что оно было взято с самого неба и, если наблюдение определяет конец, то оно также устанавливает и начало. Это самый длинный период, который был наблюдаем и о котором сохранилось воспоминание в хрониках астрономии. Он начинается в эпоху 3102 до Р. Хр. и является очень ясным доказательством реальности этой эпохи[36].

Мы привели такую длинную выдержку из труда Байи, ибо он один из немногих ученых, которые пытались дать справедливую оценку астрономии арийцев. От Джон Бентлея до «Сурья Сиддханта» Бургерс'а, ни один астроном не выказал себя достаточно справедливым по отношению к наиболее знающему народу древности. Как бы ни была искажена и непонята символистика Индии, но ни один оккультист не преминет отдать ей должное, раз он нечто знает о Тайных Науках; также он не отвернется от их метафизического и мистического толкования Зодиака, даже если вся плеяда Королевских Астрономических Обществ встанет во всеоружии против их математического толкования Зодиака. Нисхождение и восхождение Монады или Души не может быть отделено от знаков Зодиака, и кажется более естественным, в силу соответствия вещей, верить в таинственную связь между метафизической Душою и яркими созвездиями и во влияние последних на Душу, нежели в нелепое понятие, что создатели Неба и Земли поместили в Небеса типы двенадцати порочных евреев. И если, как это утверждает автор «The Gnostics and their Remains», цель всех школ гностиков и позднейших платоников

«состояла в том, чтобы примирить древнюю веру с влиянием буддийской теософии, самая сущность которой состояла в том, что бесчисленные боги индусской мифологии были лишь наименованиями, для Энергий Первой Триады в ее последующих Аватарах или проявлениях в человеке»,

где могли бы мы лучше найти следы этих теософических идей и проследить до их источника, нежели в старой Индусской Мудрости? Мы снова повторяем: Архаический Оккультизм остался бы непонятным для всех, если бы пытаться выразить его иначе, нежели через более знакомые нам каналы Буддизма и Индуизма. Ибо первый есть следствие последнего; и тот и другой дети единой Матери – древней Лемуро-Атлантической Мудрости.


Сноски


  1. Книга Иова, IX, 9.
  2. Там же, XXXVIII, 31, 32.
  3. «Astronomie Antique».
  4. Плеяды, как всем известно, суть семь звезд за созвездием Тельца, появляющиеся при начале весны. Они имеют очень оккультное значение в индусской Эзотерической Философии и соединяются со Звуком и другими мистическими принципами в Природе.
  5. Смотри «Astronomie Antique», стр. 63 до 74.
  6. «Temple de Jerusalem». Том II, часть II, гл. XXX.
  7. Глава VII.
  8. Упоминается де Мирвиллем в «Des Esprits», IV, стр. 58.
  9. «Natural Genesis», II, стр. 318.
  10. «Prooem», 2.
  11. «Astronomy of the Ancients», Lewis, стр. 264.
  12. «Natural Genesis», II, стр. 319.
  13. Proclus, «In Timaeum», I.
  14. Книга Бытия, Х LIX. Примечание переводч. Текст этой главы в английской Библии не вполне отвечает тексту греко-православной Библии.
  15. Крейцер, III, стр. 930.
  16. «Cyropaedia», VIII, стр. 7, как процитировано в «Des Esprits», IV, стр. 55.
  17. «Des Esprits», I, стр. 59–60.
  18. «Origine de tous les Cultes», «Zodiaque».
  19. «Vie de Notre Seigneur Jésus Christ». I, стр. 9.
  20. Многие ли народы видели эту самую звезду, или нет, но все мы знаем, что гробницы «Трех Волхвов», – которые торжественно носят совершенно тевтонские имена: Гаспара и Мельхиора, исключая Бальтазара, но и два первых имеют мало халдейского созвучия – показываются церковнослужителями в знаменитом Кельнском Соборе; и не только предполагается, но утверждается, что там погребены тела Волхвов.
  21. Эта традиция о «семидесяти» планетах, управляющих судьбами народов, основана на оккультном космогоническом учении, что кроме нашей собственной семеричной цепи Миров-Сфер существуют многие другие в солнечной системе.
  22. «Des Esprits», IV, стр. 67.
  23. «The Mythological Astronomy of the Ancients Demonstrated»: Часть II или «Ключ Урании»: стр. 23, 24. Изд. 1823 года.
  24. Каждый образованный человек, конечно, знает, что халдеи требовали для своих Божественных Династий те же цифры (432) или 432,000, что и индусы для своей Маха-Юги, именно, 4,320,000,000. Потому д-р Сепп из Мюнхена решил поддержать Кеплера и Уильфорда в их обвинении в том, что индусы заимствовали эти цифры от христиан, а халдеи от евреев, которые, как это утверждается, ожидают своего Мессию в лунный год мира, в 4,320 (!!). Так как эти цифры, согласно древним писателям, основывались Берозием на 120 Саросах – при чем каждое из подразделений означало шесть Неросов, в 600 лет каждый, давая в совокупности 432,000 лет – то они должны казаться непреложными, – замечает де Мирвилль («Des Esprits», III, стр. 24). Так набожный профессор города Мюнхена решил дать им правильное объяснение. Он утверждает, что он разрешил загадку, доказав, что «сарос состоит, согласно Плинию, из 222 синодических месяцев, именно, из 18 лет 6/10», выкладчик естественно взял цифры, «данные Свидас'ом», который утверждал, что «120 Саросов составляют 2,222 жреческих и циклических лет, равнявшиеся 1,656 солнечным годам. «Vie de Notre Seigneur Jésus Christ», II, стр. 417.» Но Свидас ничего подобного не говорил; и даже если бы он это сказал, он мало, если бы только вообще, что доказал таким заявлением. Неросы и Саросы были такими же терниями в боку непосвященных древних писателей, как и Апокалипсическое 666 «Великого Зверя» для современных авторов, и первые числа, так же как и последние, нашли своих неудачных Ньютонов.
  25. Смотри «Разоблаченную Изиду», II, стр. 132.
  26. Читатель должен помнить, что термин – «климактерический год» означает больше того, что передается его обычным значением, когда он употребляется оккультистами и мистиками. Это не только критический период, во время которого ожидается в человеческом или космическом построении периодическое большое смещение, но он также относится к универсальным духовным переменам. Европейцы называли каждый 63-й год «великим климактерическим», и, может быть, справедливо предполагали, что эти годы получались от умножения 7 на нечетные числа: 3, 5, 7 и 9. Но 7 есть истинное измерение Природы в Оккультизме, и оно должно быть помножено совершенно другим методом, нежели тем, который известен сейчас народам Европы.
  27. «Des Esprits», IV, стр. 61.
  28. II. стр. 490.
  29. Смотри «Recueil de l'Académie des Inscriptions», 1853, упомянутого в «Des Esurits», IV, стр. 62.
  30. «Ruins of Empires», стр. 360.
  31. См. стр. 54, 196 и далее.
  32. Чтобы иметь подробное научное доказательство этого заключения, смотри страницу 121, в труде г-на Байи, где вопрос обсуждается с технической точки зрения.
  33. Примечание переводч. – в русской транскрипции – Табит б. Курра.
  34. Почему она должна быть «вымышленной»? Это никогда не может быть ясно объяснено европейскими учеными.
  35. Нижеследующее есть ответ тем ученым, которые могут заподозрить, что наша астрономия была принесена в Индию и преподана индусам нашими миссионерами. Во-первых, индусская астрономия имеет свою особую форму, отмеченную своею оригинальностью. Если бы это было заимствование нашей астрономии, то потребовалось бы большое искусство и знание, чтобы замаскировать это воровство. Во-вторых, приняв среднее движение Луны, они также приняли бы одновременно и наклон эклиптики, уравнение центра Солнца и длину года; эти элементы отличаются совершенно от наших и замечательно точны в приложении к эпохе 3102: тогда как, если бы они были исчислены для прошлого столетия, они были бы чрезвычайно ошибочны. В-третьих, и, наконец, наши миссионеры не могли сообщить индусам в 1687 году таблицы Кассини, которые тогда еще не существовали. Они могли знать лишь среднее движение Тихо Браге, Риччиоли, Коперника, Буйо, Кеплера, Лонгомонтануса и также из таблиц Альфонса. Теперь я приведу таблицу этих средних движений за 4383 года и 94 дня (Риччиоли», Алмаг», I, стр. 255).
    Таблица
    Среднее движение Разница с индусами
    Д. Ч. M. С. Ч. M. С.
    Альфонсо 9 7 2 47 -0 42 14
    Коперник 9 6 2 13 -1 42 48
    Тихо 9 7 54 40 +0 9 39
    Кеплер 9 6 57 35 -0 47 26
    Лонгмонтанус 9 7 2 13 -0 42 48
    Буйо 9 6 48 8 -0 58 53
    Риччиоли 9 7 53 57 +0 8 56
    Кассини 9 7 44 11 -0 0 50
    Индия 9 7 45 1

    «Ни одно из этих средних движений, исключая движений Кассини, не согласуется с исчислением индусов, которые, следовательно, не заимствовали своих средних движений, ибо их числа тождественны лишь с цифрами Кассини, таблицы которого не существовали в 1687 году. Это среднее движение Луны принадлежит, следовательно, индусам, которые могли определить его лишь наблюдением», – (там же, заметьте стр. XXXVI, XXXVII).

  36. Bailly. «Traité de l'Astronomie Indienne et Orientale» стр XX et seq. Изд. 1787.


<< Содержание >>