Блаватская Е.П. - Тайная Доктрина т.1 ч.3 отд.XIII

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
ОТДЕЛ VII
СИЛЫ – ВИДЫ ДВИЖЕНИЯ ИЛИ РАЗУМЫ ?


Итак, это является последним словом физической науки вплоть до настоящего года, 1888-го. Механические законы никогда не будут в состоянии, доказать однородность Первичной Материи, иначе как путем выводов, и как последнюю необходимость, когда не останется другого выхода – как в случае Эфира. Современная наука находится вне опасности лишь в своей собственной области и владениях, в пределах физических границ нашей Солнечной Системы, за пределами которой решительно все, каждая частица Материи, разнится от Материи ей известной, и где Материя существует в состояниях, о которых наука не может составить себе ни малейшего представления. Эта Материя, действительно однородная, находится за пределами человеческого познавания, если познавание это ограничено лишь пятью чувствами. Мы ощущаем ее воздействия через те РАЗУМЫ, которые являются результатом ее первой дифференциации, и которых мы именуем Дхиан-Коганами, называемых в Герметических трудах «Семью Правителями»: они те, о ком Пэмандр, «Божественная Мысль», указует, как о «Силах Созидающих», и кого Асклепий называет «Высшими Богами». В эту Материю – истинную Первоначальную Субстанцию, Нумена всей «материи», известной нам – даже некоторые из наших астрономов вынуждены были уверовать, ибо они отчаиваются в возможности когда-либо объяснить вращение, тяготение и происхождение любого механического закона, если только эти РАЗУМЫ не будут приняты наукою. В вышеупомянутом труде по астрономии г-на Вольфа[1], автор вполне принимает теорию Канта и последняя теория, если не в своем общем аспекте, то, во всяком случае, в известных чертах, очень напоминает некоторые Эзотерические Учения. Здесь мы имеем мировую систему, «возрожденную из ее пепла», посредством туманности – эманации от тел, мертвых и разложившихся в Пространстве, вследствие раскаления Солнечного Центра – вновь оживленной воспламеняющейся материей Планет. В этой теории, рожденной и развившейся в мозгу, двадцати пятилетнего молодого человека, никогда не покидающего своего места рождения, (Кенигсберг, маленький городок северной Пруссии), едва ли можно не признать наличности внешней вдохновляющей силы или же очевидности перевоплощения, согласно утверждению оккультистов. Теория эта заполняет пробел, который Ньютон, несмотря на весь свой гений, не смог заполнить. И, конечно, Кант имел в виду нашу первозданную Материю-Акашу, предпослав существование первоначальной всепроникающей Субстанции, чтобы разрешить затруднение Ньютона и его неудачу объяснить одними силами природы первичный импульс, сообщенный Планетам. Ибо, как замечает он в главе VIII; если только допустить, что совершенная гармония Звезд и Планет и совпадение их орбитных планов доказывают существование естественной Причины, которая будет тогда Первичною Причиною, то «эта Причина, истинно, не может быть материей, которая ныне заполняет небесные пространства». Это должно быть тем, что наполняло Пространство – было Пространством – первоначально, движение чего в дифференцированной Материи было началом настоящих движений небесных тел; и что, «конденсируясь в эти самые тела, покинуло, таким образом, пространство, которое ныне находят пустым». Другими словами, именно, из этой самой Материи образованы теперь Планеты, Кометы и само Солнце, и эта Материя, сформировавшись первоначально в эти тела, сохранила присущее ей свойство движения; свойство, которое, будучи сконцентрированным в их ядрах, направляет все движение. Достаточно небольшого изменения в словах и нескольких добавлений, чтобы сделать из этого нашу Эзотерическую Доктрину.

Последняя учит, что, именно, эта первоначальная, предвечная Prima Materia, божественная и разумная, непосредственная эманация Всемирного Разума, Дайвипракрити – Божественный Свет[2], исходящий от Логоса – образовала нуклеи всех «самодвижущихся» тел в Космосе. Это есть оживотворяющий, вечносущий двигатель и жизненный принцип, Жизне-Душа Солнц, Лун, Планет и даже нашей Земли; первая латентна, последний активен, «невидимый» Правитель и Руководитель грубого тела, привязанного и соединенного с его Душою, которая есть духовная эманация этих соответствующих Планетарных Духов.

Другой, совершенно Оккультной Доктриной, является теория Канта, что Материя, из которой созданы обитатели и животные других Планет, более легкого и тонкого свойства и более совершенного строения, пропорционально своему расстоянию от Солнца. Последнее слишком полно Жизненного Электричества, физического жизнедательного принципа. Потому люди на Марсе менее плотны, нежели мы, тогда как на Венере они более плотные, хотя гораздо более разумны, нежели духовны.

Последняя доктрина не вполне наша – тем не менее, эти теории Канта настолько же метафизичны и трансцендентальны, как и любая Оккультная Доктрина; и более, нежели один среди ученых, если бы осмелился высказать свою мысль, принял бы их, как это делает Вольф. От этого Кантовского Разума и Души Солнц и Звезд до Махата (Ум) и Пракрити Пуран лишь один шаг. В конце концов, вознесет ли наука или нет свое верование на такие метафизические высоты, но принятие ею этого было бы лишь допущением естественной причины. Но тогда Махат, Разум, есть «Бог», а физиология допускает «разум», лишь как временную функцию материального мозга и не более.

Сатана материализма ныне одинаково смеется над всем и отрицает видимое так же, как и невидимое. Видя в свете, теплоте, электричестве и даже в феномене жизни лишь свойства, присущие Материи, он смеется, когда жизнь называется Жизненным Принципом, и высмеивает мысль о ее независимости и отличии от организма.

Но здесь снова научные мнения расходятся, как и во всем другом, и имеется несколько ученых, которые придерживаются взглядов, очень схожих с нашими. Обратите внимание, например, что говорит д-р Ричардсон (которого мы уже достаточно цитировали) об этом «Жизненном Принципе», называемом им «Нервным Эфиром»:

«Я говорю лишь о настоящем материальном посреднике, возможно, что, в общепринятом смысле, утонченном, но действительном и субстанциальном; посреднике, имеющем качество веса и объема, посреднике, восприимчивом к химической комбинации и потому к изменению физического состояния и условия, посреднике, пассивном в своем действии, движимом всегда как бы силою внешнего воздействия[3], повинующимся другим влияниям, посреднике, не обладающем ни инициативной мощью, ни vis или energeia naturae[4], но все же играющем чрезвычайно важную, если и не первенствующую роль в произведении феноменов, являющихся результатами воздействия этой энергии на видимую материю»[5].

Так как биология и физиология отрицают сейчас in toto существование Жизненного Принципа, то эта выдержка вместе с допущением де Катрефажа является ясным подтверждением, что имеются ученые, придерживающиеся тех же взглядов об «оккультных предметах», как и теософы и оккультисты. Эти ученые признают определенный Жизненный Принцип, независимый от организма – конечно материального, ибо физическая Сила не может быть отделена от Материи – но из Субстанции, существующей в состоянии, неизвестном науке. Жизнь для них есть нечто большее, нежели простое взаимодействие молекул и атомов. Существует Жизненный Принцип, без которого никакие молекулярные комбинации никогда не могли бы выявиться, как живой организм, и менее всего, как так называемая «неорганическая Материя» нашего плана сознания.

Под «молекулярными комбинациями», конечно, предполагаются комбинации Материи наших настоящих иллюзорных восприятий, которым Материя сообщает энергию лишь на этом нашем плане. В результате это является главным пунктом[6].

Итак, оккультисты не одиноки в своих убеждениях. Также они не так уж безрассудны, в конце концов, отвергая даже «тяготение» современной науки вместе с другими физическими законами и принимая взамен притяжение и отталкивание. Кроме того, они видят в этих двух противоположных Силах лишь два аспекта Общемирового Единства, называемого Проявленным Разумом; в аспектах которого Оккультизм через своих великих Провидцев усматривает бесчисленное Воинство действующих Существ: космических Дхиан-Коганов, Существ, сущность которых, в силу своей двойственной природы, является Причиною всех земных феноменов. Ибо эта сущность единосущна с общемировым Электрическим Океаном, который есть Жизнь; и будучи, как сказано, двойственной – положительной и отрицательной – именно, эманации этой двойственности действуют ныне на Земле под наименованием «видов движения»; даже Сила стала теперь предосудительным словом из страха, что это может повлечь хотя бы даже мысленное отделение ее от Материи! Это есть, как говорит Оккультизм, двоякие следствия этой двоякой сущности, называемые теперь то центростремительной и центробежной силою, то отрицательным и положительным полюсами или полярностью, теплом и холодом, светом и тьмою и пр.

Далее утверждается, что даже греко и римско-католические христиане поступают мудрее, веруя, как это делают они, – даже, если слепо приписывая всех их антропоморфическому Богу – в Ангелов, Архангелов, Архонтов, Серафимов и Утренних Звезд, во всех этих теологических, deliciae humani generis, короче говоря, в Правителей Космическими Стихиями, нежели наука, совершенно отвергающая их и рекомендующая свои механические Силы. Ибо эти Силы часто действуют с большею, нежели человеческой разумностью и соответствием. Тем не менее, эта разумность отрицается и приписывается слепой случайности. Но так же, как был прав де Мэстр, называя закон тяготения просто словом, заменившим «неизвестную вещь», так правы и мы, применяя то же замечание ко всем другим Силам науки. И если нам возразят, что де Мэстр был ярым католиком, то мы можем, привести слова Ле Кутюрье, такого же ярого материалиста, сказавшего то же самое, так же как и Гершель и еще многие другие[7].

От Богов до людей, от Миров до атомов, от Звезд до мимолетного света, от Солнца до жизненного тепла малейшего органического существа – мир Формы и Бытия есть необъятная цепь, звенья которой все связаны между собою. Закон Аналогии есть первый ключ к проблеме мира, и эти звенья должны быть изучаемы по порядку и в их оккультном взаимоотношении.

Потому, когда Тайная Доктрина – предпосылая, что условное или ограниченное пространство (местонахождение) не имеет реального существования, исключая нашего мира иллюзий или, другими словами, наших познавательных способностей – учит, что каждый из высших, так же, как и из низших миров, переплетается с нашим собственным объективным миром; что миллионы вещей и существ находятся или помещаются вокруг нас и в нас, так же как и мы вокруг них, с ними и в них; то это не есть просто метафизический образ речи, но суровый факт в Природе, как бы ни был он непонятен для наших чувств.

Но нужно понять фразеологию Оккультизма, прежде, нежели критиковать его утверждения. Например, это Учение отказывается – так же, как и наука, в одном смысле – употреблять слова «вверху» и «внизу», «выше» и «ниже», по отношению к невидимым сферам, ибо здесь они не имеют смысла. Даже термины – «Восток» и «Запад» являются просто условными, необходимыми лишь, как помощь нашим человеческим познаваниям. Ибо хотя Земля имеет свои две утвержденные точки в полюсах Севера и Юга, но Восток и Запад изменяются в соответствии с нашим собственным положением на поверхности Земли и вследствие ее вращения с запада на восток. Потому, когда «другие миры» упоминаются – как лучшие или худшие, более духовные или еще более материальные, хотя и те и другие невидимы – оккультист не помещает эти сферы вне, либо внутри нашей Земли, как это делают теологи и поэты; ибо они не имеют местоположения в пространстве, известном или воображаемом профаном. Они, так сказать, как бы слиты с нашим миром, проникая его и будучи проникаемы им. Существуют миллионы и миллионы миров и небесных твердей, видимых нами; и еще большее число их за пределами Миров видимых телескопом, и многие из последнего вида не принадлежат к нашей объективной сфере существования. Хотя будучи так же невидимы, как, если бы они были на миллионы миль за пределами нашей Солнечной Системы, все же, они с нами, вблизи нас, внутри нашего собственного мира, такого же объективного и материального для их соответствующих обитателей, как наш мир для нас. Но отношение этих миров к нашему не есть подобно серии яйцеобразных ящичков, заключенных один в другой, на подобие игрушки, называемой китайскими гнездами; каждый из них повинуется своим собственным, особым законам и условиям не имея непосредственного отношения к нашей сфере. Обитатели их, как уже сказано, могут без того, чтобы мы это знали или ощущали, проходить через нас и вокруг нас, как бы сквозь пустое пространство, их жилища и страны переплетаются с нашими, тем не менее, не мешают нашему зрению, ибо мы еще не обладаем способностью, необходимой, чтобы различить их. Тем не менее, Адепты, благодаря своему развитому духовному зрению, и даже некоторые ясновидящие и чуткие организмы, могут всегда различить, в большей или меньшей степени, присутствие и близость к нам Существ, принадлежащих к другим сферам жизни. Те, кто принадлежат к духовно высшим мирам, сообщаются лишь с теми земными смертными, которые через свои личные усилия восходят к ним, к высшему плану, занимаемому ими.

«Сыновья Бхуми (Земли) считают Сынов Дэва-Лока (Ангельских сфер) своими Богами; и Сыны низших царств смотрят на людей Бхуми, как на своих Дэв (Богов); люди в своей слепоте остаются в неведении этого..... Они (люди) страшатся их, и в то же время пользуются ими (для магических целей)..... Люди Первой Расы были «Сынами, рожденными Разумом» Первых. Они (Питри[сы] и Дэви) наши прародители»[8].

Так называемые «образованные люди» высмеивают идею сильфов, саламандр, ундин и гномов; ученые считают каждое упоминание подобных суеверий, как оскорбление: и с презрением логики и здравого смысла, которые часто являются прерогативой «признанного авторитета», они допускают тех, учить которых есть их долг, пребывать под нелепым впечатлением, что во всем Космосе или, во всяком случае, в нашей атмосфере, не существует других сознательных и разумных существ, кроме нас самих[9]. Никакое другое человечество (состоящее из определенных человеческих существ), исключая человечества с двумя ногами, двумя руками и одною головою и чертами человека, не было бы названо человеческим; хотя этимология этого слова кажется имеет мало касания к общему виду существа. Итак, в то время, как наука сурово отвергает даже возможность существования подобных (для нас обычно) невидимых существ, общество, втайне веруя в это, вынуждено высмеивать эту идею открыто. Оно с восторгом приветствует труды, подобные «Графу де Габалис», не понимая, что явная сатира есть наиболее безопасная маска.

Тем не менее, такие невидимые миры существуют. Населенные так же тесно, как и наш собственный, они разбросаны в огромной численности на протяжении явленного пространства; некоторые из них гораздо более материальны, нежели наш мир, другие постепенно утончаются, пока наконец не утеряют форму и не станут, как «дыхания». Тот факт, что наш физический глаз не видит их, не есть причина не верить в их существование. Физики также не могут видеть свой эфир, атомы «виды движения» или силы, однако они принимают их и учат им.

Если даже в естественном мире, который известен нам, мы встречаем Материю, являющую частичную аналогию трудному представлению подобных невидимых миров, то казалось бы нетрудно признать возможность такого присутствия. Хвост кометы, который, хотя и привлекает наше внимание в силу своей светоносности, однако, не нарушает и не препятствует нам видеть предметы, которые мы различаем сквозь него и за ним, дает первую ступень к доказательству того же. Хвост кометы быстро проходит наш горизонт, и мы не ощущали бы и не осознавали бы его прохождения, если бы не его яркое сверкание, часто замеченное лишь немногими, заинтересованными этим феноменом, тогда как все другие остаются в неведении его присутствия и прохождения через нашу планету или над частью ее. Этот хвост может быть или не быть интегральною частью сущности Кометы, но его разреженность служит для нашей цели, как иллюстрация. Истинно, признание существования миров, образованных даже из еще более разреженной Материи, нежели хвост кометы, не есть суеверие, но лишь следствие трансцендентальной науки и еще более логики. Отрицая подобную возможность, наука за последнее столетие не способствовала ни философии, ни истинной религии, но лишь играла в руку теологии. Чтобы лучше опровергнуть многочисленность даже материальных миров, верование, рассматриваемое многими церковниками, как несовместимое с учениями и доктринами Библии[10], Максуэлль вынужден был оклеветать память Ньютона и пытаться убедить общественное мнение, что принципы, заключающиеся в Ньютоновской философии, суть те, «которые лежат в основании всех атеистических систем»[11].

«Д-р Whewell оспаривал численность миров призывом к научной очевидности», пишет проф. Уинчелль[12]. И если обитаемость даже физических миров, планет и отдаленных звезд, мириадами сверкающих над нашими головами, так оспариваема, то как мало вероятия для принятия невидимых миров в явно прозрачном пространстве, окружающем наш собственный мир!

Но если мы можем представить себе мир, составленный из Материи, еще более разреженной для наших чувств, нежели хвост Кометы и, следовательно, обитателей его настолько же утонченных (эфирновоздушных) по отношению к своей сфере, насколько мы являемся таковыми по сравнению с нашей скалистой, крепкокорой Землею, то неудивительно, что мы не различаем их и не ощущаем их присутствия или даже существования. Но в чем же противоречит представление это науке? Разве нельзя предположить, что люди, животные, растения и скалы могут быть одарены совершенно другими чувствами, нежели те, которыми обладаем мы? Разве не могут организмы их рождаться, развиваться и существовать согласно другим законам бытия, нежели тем, которыми управляется наш маленький мир? Разве абсолютно необходимо, чтобы каждое телесное существо было бы облечено покрытием кожаным подобно тем, которыми были снабжены Адам и Ева в легенде Книги Бытия? Телесность, однако, говорят нам некоторые ученые, «может существовать среди очень различных условий». Проф. А. Уинчелль, рассуждая о многочисленности миров – делает следующее замечание:

«Совершенно не лишено вероятности, что субстанция трудноплавкой природы может быть так смешана с другими известными и неизвестными нам субстанциями, чтобы быть в состоянии противостоять гораздо большим превратностям тепла и холода, нежели это возможно для земных организмов. Ткани земных животных просто приспособлены к земным условиям. Но даже здесь мы встречаем различные типы и виды животных, приспособленных к чрезвычайно различным условиям... Тот факт, что животное является четвероногим или двуногим, есть нечто независящее от потребностей организма, или инстинкта, или ума. Факт, что животное обладает именно пятью чувствами, не есть необходимость сознательного существования. На нашей Земле могут быть животные, лишенные обоняния и вкуса. На других мирах и даже на этом могут быть существа, обладающие более многочисленными чувствами, нежели мы. Возможность этого очевидна, предпослав высокое вероятие, что другие свойства и другие виды существования заключаются в ресурсах Космоса и даже в земной материи. Существуют животные, которые выживают там, где разумный человек погиб бы – в почве, в реках и морях... (почему же, в таком случае, не человеческие существа, но другого строения?)...
Также разумное существование в теле не обусловлено теплою кровью или какой-либо температурой, не изменяющей формы материи, из которой может быть составлен организм. Могут быть воплощенные сознания, согласно известному замыслу, не имеющие процессов инъекции, ассимиляции и воспроизведения. Подобные тела не будут нуждаться в ежедневной пище и тепле. Они могут быть затерянными в глубинах океанов или же помещаться на скалах, открытых бурям арктической зимы, или быть погруженными в вулканах на сто лет и все же сохранять сознание и мысль. Это доступно представлению. Почему же психические свойства не могут быть заложены в неразрушимом кремне и платине? Эти субстанции отстоят от природы разума не далее, нежели углерод, водород, кислород и известь. Но даже не заносясь мыслью до такой крайности(?), разве не может высокий ум быть воплощенным в оболочки, настолько же безразличные к внешним условиям, насколько безразличен к ним мудрец западных долин или лишаи Лабрадора, или коловратки, годами выдерживающие засуху, или бактерии, продолжающие жить в кипящей воде... Эти предположения сделаны лишь для того, чтобы напомнить читателю, насколько мало заключений можно вывести относительно необходимых условий для разумного и организованного существования с обычной точки телесного существования, находимого на Земле. Разум, по своей природе, так же однороден и вездесущ, как и законы Вселенной. Тела являются просто местными приспособлениями разума к особым видоизменениям общемировой материи или силы»[13].

Разве не знаем мы, благодаря открытиям этой самой все-отрицающей науки, что мы окружены мириадами невидимых жизней? Если эти микробы, бактерии и Tutti quanti бесконечно малых, невидимых для нас лишь в силу своей малости, то разве не могут быть у другого полюса существа, такие же невидимые, благодаря качеству их тканей или материи – в действительности ее разреженности? Что касается до действия кометной материи, то не имеем ли мы здесь другой пример полувидимой формы Жизни и Материи? Луч солнца, проникая в наше помещение, открывает нам мириады малейших сущностей, живущих своею маленькой жизнью и кончающих ее независимо и без внимания к тому, замечает ли их или нет наша грубая материальность. То же и с микробами и бактериями и тому подобными невидимыми сущностями, в других элементах. Мы проходили мимо них, в течение этих длинных веков тяжкого невежества, после того, как светильник знания в языческих и высокофилософских системах перестал бросать свой яркий свет на века нетерпимости и ханжества раннего христианства. И мы не прочь снова пройти мимо них.

Тем не менее, эти жизни окружали нас тогда, как и сейчас. Они продолжали трудиться, повинуясь своим собственным законам, и только по мере того, как они постепенно обнаруживались наукою, мы начали замечать их и воздействия ими производимые.

Сколько времени потребовалось миру, чтобы стать тем, чем он есть сейчас? Если можно сказать, что даже до настоящего дня космическая пыль, «которая никогда раньше не принадлежала Земле»[14], достигает нашу Планету, то насколько логичнее верить – как это делают оккультисты – что на протяжении бесчисленных миллионов лет, истекших со времени агрегации и формирования этой пыли в Планету, на которой мы живем, вокруг ее ядра разумной, Первичной Субстанции, многие человечества – настолько же отличающиеся от нашего настоящего человечества, насколько человечество, которое разовьется в течение следующего миллиона лет, будет отличаться от наших рас – появлялись, чтоб исчезнуть с лица Земли, как исчезнет наше. Эти примитивные и отдаленнейшие человечества отвергаются, ибо геологи думают, что они не оставили после себя осязательных останков. Все их следы уничтожены, и потому они никогда не существовали. Однако их останки – хотя действительно в очень небольшом количестве – находимы, и они должны быть открыты геологическими изысканиями. Но даже, если бы они никогда не были обнаружены, все же нет причины, утверждать, что человек никогда не мог жить в те геологические периоды, к которым приписывается его пребывание на Земле. Ибо его организм не требовал ни горячей крови, ни атмосферы, ни питания; автор «World-Life» прав, и нет экстравагантности верить, как это делаем мы, что раз по научным гипотезам по настоящий день могут существовать «психические свойства, заложенные в нерушимом кремне и платине», то также существовали психические естества, заключенные в формы одинаково нерушимой Первичной Материи – истинные предки нашей Пятой Расы.

Потому, когда мы говорим во втором томе о людях, обитавших эту планету 18,000,000 лет назад, мы не имеем в виду ни людей настоящих рас, ни настоящие атмосферические законы, ни термические условия, ни пр.… Земля и человечество, подобно Солнцу, Луне и Планетам, растут, изменяются, развиваются и постепенно эволюционируют на протяжении своих жизненных периодов; они рождаются, становятся младенцами, затем детьми, юношами, взрослыми, старцами и, наконец, умирают. Почему человечество не должно быть подчинено тому же всеобщему закону? Говорит Уриэль Еноху:

«Внемли, Я показал тебе все вещи, о Енох... Ты видишь солнце, луну и тех, которые управляют движением звезд в небесах, которые направляют все их действия, времена года, их наступление и возвращение. Во дни грешников годы будут короче... все творимое на Земле будет извращено ... луна изменит свои законы...»[15].

«Дни грешников» означают дни, когда Материя будет во всей своей силе царствовать на Земле и человек достигнет вершины физического развития в строении и животности. Это произошло в период Атлантиды, около серединной точки их расы, Четвертой, которая была потоплена, согласно пророчеству Уриэля. С тех пор человек начал уменьшаться в физическом росте, силе и долголетии, это будет изложено во втором томе. Но так как мы находимся в серединной точке нашей под-расы Пятой Коренной Расы – вершины материальности в каждой – то животные свойства, хотя и более утонченные, тем не менее, развиты, и это особенно ярко выражено в цивилизованных странах.


Сноски


  1. «Космогонические гипотезы».
  2. «Свет», называемый нами Фохат.
  3. Ошибка предпосылать материального посредника, отличного от влияний, движущих им, иначе говоря, слепую материю и, может быть, опять-таки «Бога», тогда как это единая Жизнь и есть «Сама» Бог и Боги.
  4. То же заблуждение.
  5. «Popular Science Review», том X.
  6. «Есть ли Джива миф, как утверждает наука, или нет?» спрашивают некоторые теософы, колеблясь между материалистической и идеалистической наукою. Трудность действительного понимания эзотерических проблем, касающихся «ультимативного состояния Материи», есть та же старая дилемма объективного и субъективного. Что есть Материя? Не есть ли Материя нашего настоящего объективного сознания ничто иное, как лишь наши ощущения? Правда, получаемые нами ощущения приходят извне, но можем ли мы действительно – за исключением феноменов – говорить о «грубой материи» этого плана, как о сущности, отделенной и независимой от нас? На все подобные рассуждения Оккультизм отвечает: правда, Материя в действительности не является независимой или существующей вне наших восприятий. Человек есть иллюзия, мы согласны с этим. Но существование и действительность других, еще более иллюзорных, но не менее действительных сущностей, нежели мы сами, является утверждением, которое не ослабляется, но скорее усиляется этою доктриною Веданты и даже Кантовским Идеализмом.
  7. «Musée des Sciences. Август, 1856.
  8. Книга II. Комментарии на Книгу Дзиан.
  9. Даже вопрос о многочисленности миров, населенных мыслящими существами, отброшен или же затрагивается с величайшею осторожностью! Но посмотрим, что говорит великий астроном Камилль Фламмарион в своем труде – «Многочисленность Миров».
  10. Тем не менее, можно доказать на основании свидетельства самой Библии и таких прекрасных христианских теологов, как кардинал Виземан, что эта многочисленность указана, как в Старом, так и в Новой Завете.
  11. См. «Plurality of Worlds». Том II.
  12. См. по этому вопросу «La Pluralité des Mondes Habités» К. Фламмариона, где приведен список многих ученых, писавших в доказательство этой теории.
  13. «World-Life», стр. 496–498.
  14. «World-Life».
  15. Книга Еноха, перевод Архиепископа Лоренца, гл. LXXIX.


<< Содержание >>