Блаватская Е.П. - Тайная Доктрина т.1 ч.3 отд.XII

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
ОТДЕЛ XII
НАУЧНЫЕ И ЭЗОТЕРИЧЕСКИЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА В ПОЛЬЗУ СОВРЕМЕННОЙ ТЕОРИИ ТУМАННОСТЕЙ И ВОЗРАЖЕНИЯ ПРОТИВ НЕЕ


В последнее время Эзотерической Космогонии часто противопоставлялся призрак этой теории, также и гипотезы вытекающие из нее. «Может ли быть отвергаемо вашими Адептами это высоконаучное учение?» – спрашивают нас. «Не вполне», отвечаем, «но признания самих ученых убивают его; и не остается ничего, чтоб Адепты могли отрицать».

Чтобы создать из науки завершенное целое, истинно, требуется изучение духовной и психической, так же как и физической Природы. Иначе она навсегда останется в положении анатомии человека, которая в старину обсуждалась невеждами со стороны его внешней оболочки при полном неведении внутреннего строения. Даже Платон, величайший философ своей страны, был повинен до своего Посвящения в утверждениях, подобных тому, что жидкости проходят в желудок через легкие. Без метафизики, говорит Г. Дж. Слэк, истинная наука недоступна.

Туманности существуют; тем не менее, Теория Туманностей ложна. Туманность существует в состоянии полной диссоциации элементов. Она газообразна и, кроме того, еще нечто другое, что едва ли может быть связано с газами, как они известны физической науке; и она самосветяща. Но это и все. Шестьдесят два «совпадения», перечисленные профессором Stephen Alexander[1], подтверждающие теорию туманностей, могут быть все объяснены Эзотерической Наукою; но так как этот труд не является трудом астрономическим, то сейчас не делаются попытки к опровержениям. Лаплас и Файэ подходят ближе, нежели другие к правильной теории, но в настоящей теории, исключая ее общих черт, остается очень мало от идей Лапласа.

Тем не менее, Джон Стюарт Милль говорит:

«Нет ничего гипотетического в теории Лапласа; это есть пример законного рассуждения, восходящего от настоящего следствия к его прошлой причине; она не предпосылает ничего другого, нежели, что вещи, действительно существующие, подчинены законам, которым подчиняются, как известно, все земные предметы, схожие с ними»[2].

Утверждение это, исходя от такого выдающегося логика, каким был Милль, было бы очень ценным, если только можно было бы доказать, что «земные предметы, схожие» с небесными предметами, находящимися на таком расстоянии, как туманности, действительно схожи с этими предметами, а не только по видимости.

Другое заблуждение, с оккультной точки зрения, воплощенное в современной теории, как она существует сейчас, есть гипотеза, что все Планеты были оторваны от Солнца; что они кость от костей его и плоть от плоти его; тогда как Солнце и Планеты суть лишь одноутробные братья, имеющие то же туманное начало, но следовавшие иному методу, нежели предпосланному современной астрономией.

Многие возражения, поднятые некоторыми противниками современной Теории Туманностей, против однородности первичной рассеянной Материи на основании однообразия в составе неподвижных звезд, совсем не затрагивают вопрос об этой однородности, но лишь самую теорию. Наша солнечная туманность может и не быть вполне однородной, вернее, она не выявляется таковой астрономам, и, все же, быть однородной в действительности. Звезды различаются в своих составных материалах и даже выявляют элементы, совершенно не известные на Земле, тем не менее, это не затрагивает пункта, что Первичная Материя – Материя, какою она являлась даже в своей первой дифференциации из своего Лайа-состояния[3] – до сего дня еще однородна на огромных протяжениях в глубинах Беспредельности, а также у точек, недалеко отстоящих от окраин нашей Солнечной Системы.

Наконец, не существует ни одного факта, выдвинутого учеными возражателями против Теории Туманностей (как бы ни была она ошибочна и, следовательно, довольно нелогично, губительна для гипотезы однородности Материи), который мог бы противостоять критике. Одно заблуждение приводит к другому. Ложная посылка естественно приведет к ложному заключению, хотя неприемлемый вывод не затрагивает непременно обоснованность главного предложения силлогизма. Так можно оставить каждый косвенный вывод и заключение из очевидности спектров и линий, как просто удовлетворяющие неотложную нужду, и предоставить все вопросы подробностей физической науке. Обязанность оккультиста касается Души и Духа Космического Пространства, а не просто его иллюзорной видимости и механики (поведения). Обязанность официальной физической науки, анализировать и изучать его оболочку – Ultima Thule Вселенной и человека, по мнению материализма.

Оккультизм не имеет ничего общего с последним. Оккультная Космогония может обсуждать лишь теории таких ученых, как Кеплер, Кант, Ёрстэд и сэр Уилльям Гершель, веровавших в существование духовного мира, и пытаться прийти к удовлетворительному с ними соглашению. Но воззрения этих физиков сильно разнились от позднейших современных теорий. Перед умственным взором Канта и Гершеля вставали предположения о начале и конечной судьбе Вселенной, так же как и о настоящем ее аспекте, основанные на гораздо более философской и психической точке зрения; тогда как современная космология и астрономия отвергают сейчас все, что походит на исследование тайн Бытия. Результат отвечает тому, что можно было ожидать: полная неудача и безвыходные противоречия в тысяча и одной вариации так называемых научных теорий, и в этой теории, как и во всех других.

Гипотеза туманностей, вызвавшая теорию существования Первичной Материи, разлитой в состоянии туманности, не является новой в астрономии, как это каждому известно. Анаксимэн Ионической Школы учил, что звездные тела были образованы посредством прогрессирующей конденсации первоначальной, прегенетической Материи, имеющей почти отрицательный вес и рассеянной во всем Пространстве в чрезвычайно утонченном состоянии.

Тихо Браге, рассматривавший Млечный Путь, как эфирную субстанцию, предполагал, что новая звезда, появившаяся в Кассиопее в 1572 году, была образована из подобной Материи[4]. Кеплер считал, что звезда 1606 года также была сформирована из эфирной субстанции, наполняющей Вселенную[5]. Он приписывал появление светящегося кольца вокруг Луны, во время полного солнечного затмения, наблюдавшегося в Неаполе в 1605 году, тому же Эфиру[6]. Еще позднее в 1714 году существование само-светящейся Материи было признано Галлей'ем в «Philosophical Transactions». Наконец, тот же журнал опубликовал в 1811 году знаменитую гипотезу выдающегося астронома сэра Уилльяма Гершеля по поводу трансформации туманностей в звезды[7], и после этого Теория Туманностей была принята Королевскими Академиями.

В «Пять Лет Теософии», на странице 245-ой можно прочесть статью, озаглавленную – «Отрицают ли Адепты Теорию Туманностей?» Ответ дан следующий:

«Нет; они не отвергают ее общие положения, так же как и приблизительную истину научных гипотез. Они лишь отрицают законченность настоящей теории, так же как и полное заблуждение многих, так называемых «взорванных», старых теорий, которые на протяжении последнего столетия следовали одна за другой в такой быстрой последовательности.»

В то время это было принято, как «уклончивый ответ». Говорилось, что такое неуважение к официальной науке должно быть оправдано заменою ортодоксальной спекуляции другой теорией, более полной и стоящей на более твердом основании. На это имеется лишь один ответ: бесполезно выдавать обособленные теории, касающиеся предметов, входящих в законченную и последовательную систему, ибо, будучи выделенными из главной основы учения, они, неизбежно, утеряют свою жизненную связь и не явят пользы при независимом изучении их. Чтобы быть способными оценить и принять оккультные взгляды на Теорию Туманностей, мы должны изучить всю Эзотерическую Космогоническую Систему. Но едва ли наступило время предложить астрономам принять Фохат и Божественных Зодчих. Даже неоспоримые точные предположения сэра Уилльяма Гершеля, не заключавшие в себе ничего «сверхъестественного», как определение Солнца «огненным шаром», может быть метафизическое, так же как и его ранние рассуждения о природе того, что сейчас называется теорией «Ивовых Листьев» Насмита, вызвали только насмешки над этим наиболее выдающимся из астрономов со стороны гораздо менее известных коллег его, которые видели и сейчас видят в его идеях чисто «измышленные и фантастические теории». Прежде чем вся Эзотерическая Система может быть выдана и оценена астрономами, последние должны будут вернуться к некоторым из этих «допотопных идей»; не только к идеям Гершеля, но также к мечтам старейших индусских астрономов и, таким образом, отставить свои собственные теории, которые не менее «фантастичны», хотя они появились около восьмидесяти лет позднее идеи Гершеля и на многие тысячелетия позднее других. Прежде всего, они должны будут отказаться от своих идей относительно плотности и раскаленности Солнца; ибо Солнце, несомненно, «сияет», но не «горит». Затем оккультисты утверждают относительно «ивовых листьев», что эти «предметы», как назвал их Гершель, являются непосредственными источниками солнечного света и тепла. И хотя Эзотерическое Учение не рассматривает их, как делает это он – именно, как «организмы», обладающие свойством жизни, ибо солнечные «Существа» едва ли поместят себя в поле фокуса телескопа – тем не менее, оно утверждает, что вся Вселенная полна подобными «организмами», сознательными и деятельными, соответственно близости или удалению их планов от нашего плана сознания; и наконец, что великий астроном был прав, когда, обсуждая эти предполагаемые «организмы», он выразился, что «мы не знаем и не можем утверждать, что жизненное действие неспособно развить одновременно тепло, свет и электричество». Ибо, рискуя быть осмеянными всем миром физиков, оккультисты утверждают, что все «Силы» ученых имеют свое начало в Жизненном Принципе, в Единой коллективной Жизни нашей Солнечной Системы – «Жизни», являющейся частью или, вернее, одним из аспектов Единой Всемирной ЖИЗНИ.

Потому мы можем – как в статье нами рассматриваемой, где на основании авторитета Адептов было сказано, «что достаточно сделать резюме того, чего не знают физики, изучающие Солнце» – мы можем, утверждаем мы, определить нашу позицию относительно современной Теории Туманностей и ее очевидной неправильности, просто указав на факты, диаметрально противоположные ей в ее настоящем виде. А для начала, чему учит эта теория?

Суммируя вышеуказанные гипотезы, становится ясным, что теория Лапласа – измененная, кроме того, сейчас до неузнаваемости – была неудачна. Он начинает с предположения о существовании Космической Материи в состоянии рассеянной туманности, «такой тонкой, что присутствие ее едва ли могло быть подозреваемо». Никаких попыток не сделано им для проникновения в Тайники Бытия, за исключением того, что касается непосредственной эволюции нашей малой Солнечной Системы.

Следовательно, будет ли принята или отброшена его теория в отношении непосредственных космологических проблем, предъявленных к разрешению, можно лишь сказать, что он отодвинул тайну слегка дальше назад. На вечный вопрос: «Откуда сама Материя; откуда эволюционный импульс, определяющий свои циклические соединения и разложения; откуда замечательная симметрия и порядок, в котором собираются и группируются первичные Атомы?» Лаплас не пытается ответить. Все, что мы находим, есть лишь набросок более или менее правдоподобных широких принципов, на которых, как предполагается, основан настоящий процесс. Прекрасно, но каково же, ныне столь прославленное, объяснение этого указанного процесса? Что же дал он такого удивительно нового и оригинального, чтоб основа этого послужила базисом для современной Теории Туманностей? Нижеследующее есть сведения, собранные из различных астрономических трудов.

Лаплас полагал, что в силу конденсации Атомов первичной туманности, по «закону» тяготения, ныне газообразная или, может быть, частично жидкая масса, приобрела вращательное движение. Так как скорость этого вращения увеличилась, то она приняла форму тонкого диска; в конце концов, центробежная сила осилила силу сцепления, и огромные кольца освободились от краев, вращавшихся раскаленных масс, и эти кольца, в силу тяготения (как принято) неизбежно сократились в сфероидальные тела, которые также неизбежно будут сохранять орбиту, занимаемую раньше внешнею зоною, от которой они отделились[8]. Скорость внешнего края каждой нарождающейся планеты, говорит он, превышая внутренний, порождает вращение вокруг своей оси. Наиболее плотные тела выбрасываются последними; и, наконец, во время предварительного состояния их образования, ново-отделенные сфероиды, в свою очередь, выбрасывают одного спутника или больше. Формулируя историю отрыва колец и превращения их в планеты, Лаплас говорит:

«Почти каждое кольцо паров должно было разбиться на многочисленные массы, которые, двигаясь с почти одинаковой скоростью, должны были продолжать вращаться на одинаковом расстоянии вокруг солнца. Эти массы должны были принять сфероидальную форму, так же как и вращательное движение, в том же направлении, как и их обращение (орбитное обращение), ибо внутренние молекулы (ближайшие к солнцу) должны были иметь меньшую скорость, нежели молекулы внешние. Следовательно, эти массы должны были образовать тогда столько же планет в состоянии пара. Но когда какая-либо из них была достаточно мощна, чтобы объединить последовательно, в силу своего притяжения, все остальные вокруг своего центра, то кольцо пара должно было, таким образом, превратиться в единую, сфероидальную массу паров, обращающуюся вокруг солнца и вращающуюся на своей оси в том же направлении, как и ее орбитное обращение. Последний случай был наиболее обычным, но солнечная система являет нам образец первого случая в четырех небольших планетах, движущихся между Юпитером и Марсом.»

Хотя мало кто будет отвергать «великолепное дерзновение этой гипотезы», все же, невозможно не признать непреодолимые трудности, которые ей сопутствуют. Например, – почему спутники Нептуна и Урана являют обратное движение? Почему Венера, несмотря на ее большую приближенность к Солнцу, менее плотна, нежели Земля? Почему более отдаленный Уран плотнее Сатурна? Почему существует столько разнообразия в наклоне осей и орбит среди предполагаемого потомства центрального тела? Почему замечаются такие поражающие различия в размерах планет? Почему спутники Юпитера в 288 раз плотнее, нежели их главное тело? Почему феномены метеоров и комет остаются до сих пор необъяснимыми? Приводим слова одного Учителя:

«Они (Адепты) находят, что центробежная теория, получившая рождение на Западе, не может объяснить все. Если не прийти на помощь, она не будет в состоянии объяснить ни причину каждого сплющенного сфероида, ни такие трудности, как явление относительной плотности некоторых планет. Истинно, как может какое-либо исчисление центробежной силы объяснить нам, например, почему Меркурий, вращение которого, как нам говорят, равняется «приблизительно одной трети вращения Земли, тогда как плотность его на одну четверть больше, плотности Земли», будет иметь сплющивание у полюсов в десять раз больше, чем Земля? Затем, почему Юпитер, экваториальное вращение которого, говорят, в «двадцать семь раз скорее Земли, плотность же составляет приблизительно одну пятую плотности последней», будет иметь полюсное сплющивание в семнадцать раз значительнее сплющивания Земли? Или, почему Сатурн, при экваториальной скорости в пятьдесят пять раз большей, нежели Меркурий для противодействия центростремительной силе, будет иметь сплющивание в три раза значительнее, нежели Меркурий? Чтоб увенчать вышеуказанные противоречия, нас просят уверовать в Центральные Силы, как это учит Современная Наука, даже тогда, когда нам говорят, что экваториальная материя Солнца, со скоростью, более, нежели в четыре раза превышающей центробежную скорость земной экваториальной поверхности и лишь приблизительно при одной четверти силы тяготения экваториальной материи, не обнаружила никакой наклонности к выпячиванию у солнечного экватора, также не проявила ни малейшего сплющивания у полюсов солнечной оси. Иначе и яснее говоря, Солнце, обладая плотностью, равняющейся лишь одной четверти плотности Земли для воздействия центробежной силы, совершенно не имеет сплющивания у полюсов! Мы находим это возражение высказанным более, чем одним астрономом, но тем не менее, оно никогда не было разъяснено удовлетворительно, насколько это известно «Адептам».
Потому они (Адепты) говорят, что великие ученые Запада, почти ничего не зная... ни о кометной материи, ни о центробежной и центростремительной силе, ни о природе туманности или же о физическом строении Солнца, Звезд или даже Луны, очень неосторожны, говоря так уверенно, как это делают они, о «центральной массе Солнца», выбрасывающей в пространство планеты, кометы и чего только нет... Мы утверждаем, что оно (Солнце) развивает лишь жизненный принцип. Душу этих тел, давая и получая его обратно в нашей маленькой Солнечной Системе, так же как «Мировой Жизне-Датель»... в Беспредельности и Вечности; что солнечная Система есть Микрокосм Единого Макрокосма, так же как человек является таковым по сравнению с его собственным маленьким Солнечным Космосом»[9].

Основная мощь, которой обладают все космические и земные Элементы, порождать в самих себе серии регулярных и гармонических результатов, сцепление причин и следствий, является неоспоримым доказательством того, что они или одушевлены Разумом ab extra или ab intra, или же скрывают его внутри или позади «проявленного покрова». Оккультизм не отрицает достоверности механического начала Вселенной, но лишь утверждает абсолютную необходимость в своего рода механиках позади или в самих этих Элементах – для нас это догма. Космос и все, что в нем, был создан не случайно с помощью Атомов Лукреция, как это прекрасно знал он сам. Сама Природа опровергает подобную теорию. Небесное пространство, содержащее Материю такую разреженную, как Эфир, не может объяснить, при всем притяжении или без него, простые движения звездных легионов. Хотя совершенная согласованность в их взаимообращениях ясно указывает на наличие механической причины в Природе, тем не менее, Ньютон, из всех людей имевший наибольшее право доверять своим выводам, был вынужден отставить мысль когда-либо объяснить начальный импульс, данный миллионам тел, лишь только простыми законами познаваемой Природы и ее материальными Силами. Он вполне осознавал пределы, отделяющие действие природных сил от действия Разумов, устанавливающих и приводящих в действие непреложные законы. И если Ньютон должен был отказаться от подобной надежды, то кто из современных, материалистов-пигмеев имеет право сказать: «Я знаю лучше»?

Для того, чтобы стать полной и понятной, космогоническая теория должна начать с Первоначальной Субстанции, разлитой на протяжении всего беспредельного Пространства и обладающей разумной и божественной природою. Эта Субстанция должна быть Душою и Духом, Синтезом и Седьмым Принципом проявленного Космоса, и чтобы служить ему духовным Упадхи, должен существовать шестой, его носитель – Первоначальная Физическая Материя, так сказать, хотя природа ее навсегда должна остаться неуловимой для наших ограниченных, нормальных чувств. Астроному легко, если только он одарен способностью воображения, построить теорию возникновения Вселенной из Хаоса, прилагая лишь принципы механики. Но подобная Вселенная всегда окажется лишь чудищем Франкенштейна по отношению к ее ученому человеческому создателю; она приведет его к бесконечным недоумениям.

Применение только механических законов никогда не сможет вывести теоретика за пределы объективного мира; также никогда не откроет людям начало и конечную судьбу Космоса. Вот куда привела науку Теория Туманностей. Говоря по правде, эта теория является близнецом теории Эфира, и обе являются порождением необходимости; одна так же необходима для объяснения передачи света, как другая для объяснения проблем зарождения начала Солнечных Систем. Вопрос, встающий перед наукою, заключается в том, чтобы узнать, как может та же однородная Материя[10], повинуясь законам Ньютона, порождать тела – Солнце, Планеты и их спутников – тела, подлежащие условиям тождественности движения и составленные из таких разнородных элементов?

Способствовала ли Теория Туманностей разрешению проблемы, будучи даже примененной только к телам, рассматриваемым, как неодушевленные и материальные? Мы отвечаем – конечно нет. (Какой прогресс совершила она с 1811-го года, когда брошюра Гершеля с ее фактами, основанными на наблюдениях и указующими на существование туманной материи, заставила сынов Кор. Общ. «ликовать от радости»?) С тех пор еще большее открытие, обязанное спектральному анализу, позволило проверку и дало подтверждение догадке Гершеля. Лаплас нуждался в каком-то, своего рода, первичном «мировом веществе» для доказательства мысли о прогрессирующей эволюции и росте миров. Приводим эту мысль, как она была предложена две тысячи лет тому назад.

«Мировое Вещество», ныне называемое туманностью, было известно со времен величайшей древности. Анаксагор учил, что после дифференциации полученное смешение разнородных субстанций оставалось неподвижным и неорганизованным, пока, наконец, «Разум» – совокупность всех Дхиан-Коганов, говорим мы, – не начал работать над ним и не сообщил им движение и порядок[11]. Эта теория ныне принята, насколько это касается ее первой части; последняя часть, относящаяся к какому-либо «привходящему Разуму», отвергается. Спектральный анализ выявляет существование туманностей, всецело образованных из газов и светящихся паров. Не есть ли это первичная туманная Материя? Говорят, что спектры выявляют физическое состояние Материи, излучающей космический свет. Спектры разложимых и неразложимых туманностей являются совершенно разными; спектры последних указывают, что их физическое состояние есть состояние светящегося газа или пара. Светлые линии одной туманности указывают на существование водорода и других материальных субстанций, известных и неизвестных; это относится также и к атмосферам солнца и звезд. Таким образом, мы приходим к непосредственному заключению, что Звезда образуется в силу конденсации туманности; следовательно, даже самые металлы образуются в земле через конденсацию водорода или какой-либо другой первичной материи, может быть, дальнего кузена Гелия или же еще иного неизвестного нам вещества. Все это не противоречит Оккультному Учению и является проблемою, которую пытается разрешить химия, и рано или поздно, она должна в этом успеть, приняв для этого nolens-volens Эзотерическое Учение. Но когда это случится, это будет смертным приговором Теории Туманностей, в том виде, как она ныне существует.

Пока что астрономия, если она хочет быть признанной точной наукою, не может ни в коем случае, принять современную теорию происхождения Звезд – даже, если Оккультизм примет ее по своему, объясняя это происхождение другим способом – ибо астрономия не имеет ни единого физического факта, подтверждающего эту теорию. Астрономия могла бы опередить химию, установив факт существования планетной туманности, выявляющей спектр из трех или четырех светлых линий, постепенно конденсирующейся и превращающейся в Звезду, спектр которой был бы покрыт многочисленными темными линиями. Но

«Вопрос разнообразия туманностей, даже относительно их форм, все еще является одной из тайн астрономии. Данные наблюдения, которыми пока что она обладает, слишком еще малой давности, слишком недостоверны, чтобы позволить нам, что-либо утверждать»[12].

Со времени своего открытия, магическая сила спектроскопа открыла своим адептам одно единственное такого рода превращение Звезды; и даже это показало, именно, обратное тому, что нужно, как доказательство в пользу Теории Туманностей; ибо была обнаружена Звезда, превращающаяся в планетную туманность. Как это сообщено в «The Observatory»[13], временная Звезда, открытая Дж. Ф. Шмидтом в созвездии Лебедя, в Ноябре 1876 года, обнаружила спектр, пересеченный весьма блестящими линиями. Постепенно постоянный спектр и большинство линий исчезли, оставив, наконец, одну единственную блестящую линию, которая совпала с зеленой линией туманности.

Хотя эта метаморфоза не является несогласуемой с гипотезой туманного происхождения Звезд, тем не менее, этот единственный, одиночный случай не опирается на какое-либо наблюдение и меньше всего на непосредственное наблюдение. Этот случай мог явиться следствием многих других причин. Если астрономы склонны думать, что наши Планеты имеют тенденцию устремляться к Солнцу, то почему бы этой Звезде не воспламениться в силу столкновения с подобными устремленными Планетами или же, как многие это предполагают, вследствие встречи с Кометою? Что бы то ни было, но единственный известный пример звездного преображения со времени 1811 года не говорит в пользу Теории Туманностей. Кроме того, по вопросу этой Теории, как и относительно всех других, астрономы расходятся.

В нашу эпоху и даже раньше, чем Лаплас задумался над этим, Буффон, будучи весьма поражен тождественностью движения Планет, первым предложил гипотезу, что Планеты и их спутники зарождаются в лоне Солнца. Немедленно для этой цели он изобрел специальную Комету, которая по его предположению должна была посредством мощного косвенного удара оторвать необходимое количество материи для их образования. Лаплас отдает должное «Комете» в своем «Изложении Системы Мира»[14]. Но идея была подхвачена и даже улучшена представлением очередной эволюции планет из центральной массы Солнца, очевидно без веса или влияния на движение видимых Планет – и так же очевидно не имеющих более реального существования, нежели подобие Моисея на Луне.

Но современная теория является также вариацией систем, выработанных Кантом и Лапласом. Мысль обоих этих ученых состояла в том, что при начале всего, вся эта Материя, входящая сейчас в состав планетных тел, была рассеяна на протяжении всего пространства, заключенного в Солнечной Системе – и даже за ее пределами. Это была туманность чрезвычайно малой плотности, и ее конденсация постепенно дала рождение различным телам нашей Системы, посредством механизма, до сих пор не объясненного. Это есть первоначальная Теория Туманностей, не полное, но верное повторение – краткая глава из объемистого тома Всемирной Эзотерической Космогонии – в Сокровенных Учениях. И обе системы Канта и Лапласа очень разнятся от современной теории, изобилующей противоречивыми суб-теориями и фантастическими гипотезами. Учителя говорят:

«Вещество кометной материи [и той, которая образует звезды]... совершенно отлично от каких-либо химических или физических свойств, с которыми знакомы величайшие химики и физики на Земле... Хотя спектроскоп обнаружил вероятную тождественность [благодаря химическому действию земного света на преломленные лучи] земной и звездной субстанции, но химические воздействия, свойственные различно развитым телам пространства, не были обнаружены, и не было доказано, что они тождественны с теми, которые наблюдаются на нашей собственной планете»[15].

Г-н Крукс говорит почти то же самое в отрывке, взятом из его лекции «Элементы и Мета-Элементы». Вольф, член Института, астроном Обсерватории Парижа, замечает:

«Теория Туманностей, в лучшем случае, может лишь опереться вместе с Гершелем на существование планетных туманностей, достигших различных степеней конденсации и спиральных туманностей, имеющих ядра конденсации на концах и в центре[16]. Но, в действительности, знание существования связи, которая объединяет туманности со звездами, нам еще не дано; и, будучи лишенными непосредственного наблюдения, мы даже не в состоянии базировать это на аналогии химического состава»[17].

Даже если ученые – оставив в стороне трудность, возникшую из такого разнообразия и разнородности материи в составе туманностей – допустили бы вместе с древними, что начало всех видимых и невидимых небесных тел должно быть изыскиваемо в едином, однородном, первоначальном мировом-веществе, в своем роде Пре-Протиле[18], очевидно, что и это не положило бы конец их затруднениям. Если только они не признают также, что наша настоящая, видимая Вселенная есть только Стхула Шарира, грубое тело семеричного Космоса, им придется встретиться с другою проблемою; особенно, если они отважатся утверждать, что видимые сейчас тела являются следствием конденсации этой одной и единственной Первоначальной Материи. Ибо простое наблюдение показывает им, что процессы, создавшие настоящую Вселенную, бесконечно сложнее тех, которые могут быть охвачены этою теорией.

Прежде всего, существуют два определенных класса «неразложимых» туманностей, как этому учит сама наука.

Телескоп не позволяет усмотреть разницу между этими двумя классами, но спектроскоп может и отмечает существенную разницу в их физических строениях.

«Этот вопрос разложимости туманностей был часто представлен слишком утвердительно и совершенно обратно идеям, выраженным знаменитым исследователем спектров этих созвездий – Хиггинс'ом. Каждая туманность, спектр которой содержит только яркие линии, газообразна, говорят нам, и потому неразложима; каждая туманность, имеющая непрерывный спектр, в конце концов, должна разбиться на звезды (при наблюдении инструментом достаточной силы). Это предположение противоречит одновременно, как достигнутым результатам, так и спектральной теории. Туманность в «Лире», туманность «Молчащего Колокола», центральная область туманности Ориона, кажутся разложимыми и обнаруживают спектр ярких линий; туманность Canes Venatici не разложима и дает непрерывный спектр. Ибо, истинно, спектроскоп осведомляет нас о физическом состоянии материи, входящей в состав звезд, но не дает нам никаких указаний об их способах агрегации. Туманность, состоящая из газообразных тел (или даже ядер, едва светящихся, окруженных мощной атмосферой), дала бы спектр линий, и, все же, была бы разложимою; таково кажется состояние области Хиггинса в туманности Ориона. Туманность, состоящая из твердых или флюидических частиц в состоянии раскаленности (настоящее облако), даст непрерывный спектр и будет не разлагаемой.»

Некоторые из этих туманностей, говорит нам Вольф:

«Имеют спектр из трех или четырех ярких линий, другие имеют непрерывный спектр. Первые газообразны, другие состоят из пылеобразной материи. Первые должны составлять настоящую атмосферу; именно, среди них нужно поместить солнечную туманность Лапласа. Последние составляют сумму частиц, которая может быть рассматриваема, как независимая, и вращение которой повинуется законам внутреннего веса; таковы туманности, принятые Кантом и Файэ. Наблюдение позволяет нам поместить и ту и другую в самое начало образования планетного мира. Но когда мы пытаемся проникнуть за пределы и подняться до первичного хаоса, который произвел совокупность небесных тел, мы должны, прежде всего, объяснить себе существование этих двух классов туманностей. Если бы первоначальный хаос был холодным, светящимся газом[19], можно было бы понять, что сжимание, являющееся следствием притяжения, могло раскалить его и сделать светящимся. Мы должны объяснить конденсацию этого газа до состояния раскаленных частиц, наличность которых обнаружена в некоторых туманностях спектроскопом. Если бы первоначальный хаос состоял из подобных частиц, то, каким образом некоторая их часть перешла в газообразное состояние, тогда как другие сохранили свое первоначальное состояние»?

Таков обзор возражений и трудностей, встающих на пути принятия Теории Туманностей, выставленных французским ученым, который заключает это интересное рассуждение, заявляя, что:

«Первая часть космогонической проблемы – какова первичная материя хаоса и каким образом эта материя дала рождение солнцу и звездам? – остается до настоящего времени в области романа и чистого воображения»[20].

Если это является последним словом науки по этому вопросу, то куда же обратимся мы, чтоб узнать, чему Теория Туманностей предполагает учить? Что, на самом деле, есть эта теория? Что это есть, никто, по-видимому, не знает достоверно. Что это не есть – мы узнаем от сведущего автора «World-Life». Он говорит нам, что:

1) «Это не есть теория эволюции Вселенной. Прежде всего это есть генетическое объяснение феноменов солнечной системы и, побочно, координация общего представления главнейших феноменов, происходящих в звездном и туманном своде, насколько человеческое прозрение могло в это проникнуть.
2) Она не рассматривает кометы, как вовлеченные в эту особую эволюцию, создавшую Солнечную Систему. (Эзотерическая Доктрина придерживается обратного мнения, ибо она тоже «признает кометы, как формы космического существования, соответствующие ранним фазам туманной эволюции»; и, на самом деле, доктрина эта приписывает, главным образом, кометам образование всех миров).
3) Она не отрицает существования предварительной истории светоносного огненного тумана – [вторая стадия эволюции в Тайной Доктрине] [и]... не претендует на достижение абсолютного начала. [И даже она допускает, что этот] огненный туман мог первоначально существовать в охлажденном, несветящемся и невидимом состоянии.
4) [И что, наконец] она не претендует открыть НАЧАЛО всего сущего, но лишь одну стадию в материальной истории... (Предоставив) философу и теологу большую свободу, нежели они когда-либо имели, искать начало различных видов бытия»[21].

Но это не все. Даже величайший философ Англии – Герберт Спенсер – сам восстал против этой фантастической теории, сказав, что (a) «проблема существования неразрешена» ею; (b) гипотеза туманностей «не бросает света на начало рассеянной материи»; и (c) что «гипотеза туманностей (как она сейчас предлагается) предпосылает Первичную Причину»[22].

Мы опасаемся, что последние слова, превзошли ожидания современных физиков. Таким образом, оказывается, что бедная «гипотеза» едва ли может ожидать помощи или подтверждения даже в мире метафизиков.

Приняв все это во внимание, оккультисты полагают, что они имеют право предложить свою философию, как бы мало ни была она понята сейчас и даже подвергнута остракизму. И они утверждают, что ученые своим неуспехом в открытии истины всецело обязаны своему материализму и презрению к трансцендентальным наукам. Хотя умы ученых в наш век также далеки от истинной и точной доктрины Эволюции, все же остается некоторая надежда на будущее, ибо даже сейчас мы находим другого ученого, дающего нам слабый проблеск к этому.

В статье в «Популярном Научном Обозрении» по поводу «Недавние Исследования Жизни Микроорганизмов» H. J. Slack., F. С. S, секр. R. M. S., говорит:

«Все науки, начиная от физики, до химии и физиологии, явно стремятся объединиться на какой-либо доктрине эволюции и развития, в которую факты Дарвинизма войдут как часть; но что касается до конечного вида этой доктрины, то сейчас это трудно себе представить, слишком мало, если только вообще, имеются очевидности этому, и, может быть, это не будет формулировано человеческим умом, пока метафизические, так же как физические исследования не продвинутся вперед»[23].

Воистину, это является счастливым предсказанием. Так может наступить день, когда «Естественный Подбор», преподанный Дарвином и Гербертом Спенсером, составит в своем конечном изменении лишь одну из частей нашей Восточной Доктрины Эволюции, которая будет эзотерическим объяснением Ману и Капилы.


Сноски


  1. «Smithsonian Contributions», XXI, статья I, стр. 79–97.
  2. «System of Logic». стр. 229.
  3. За пределом нулевой линии действия.
  4. «Progymnasmata», стр. 795.
  5. «De Stella Nova in Pede Serpentarii» – стр. 115.
  6. «Hypothèses Cosmogoniques», стр. 2, С. Wolf, 1886.
  7. См. «Philosophical Transactions»,стр. 269, et seq.
  8. Лаплас представлял себе, что внешняя и внутренняя зоны кольца будут вращаться с одинаковою скоростью под тем же углом, как и в случае плотного кольца, но принцип равных, площадей требует, чтобы внутренние зоны вращались скорее, нежели внешние. («World-Life», стр. 121.) Проф. Уинчелль указывает на многие ошибки Лапласа, но, будучи геологом, он сам далек от непогрешимости в своих «астрономических умозрениях».
  9. «Пять Лет Теософии», стр. 249–251, статья «Отрицают ли Адепты Теорию Туманностей?».
  10. Если бы астрономы, при их настоящей степени знания, просто придерживались гипотезы Лапласа, предполагавшей лишь образование Планетной Системы, то она могла бы со временем вылиться в нечто близкое к истине. Но две части общей проблемы – образование Вселенной или образование Солнц и Звезд из Первичной Материи, а затем развитие Планет вокруг их Солнца – опираются на совершенно различные факты в Природе и даже сама наука признает это. Они находятся на противоположных полюсах Бытия.
  11. «Physica», Аристотеля – VIII, 1.
  12. «Hypothèses Cosmogoniques», стр. 3, Вольф.
  13. Том I, стр. 185 цитируется Вольфом на стр. 3. Рассуждение Вольфа кратко изложено здесь.
  14. Примечание VII. Краткое изложение из трудов Вольфа, стр. 6.
  15. «Пять Лет Теософии», стр. 241, 242 и 239.
  16. Но спектры этих туманностей никогда не были еще удостоверены. Когда они будут найдены состоящими из ярких линий, тогда только можно будет сослаться на них.
  17. «Hypothèses Cosmogoniques», стр. 3.
  18. Протил Крукса не должен быть рассматриваем, как первичное вещество, из которого Дхиан-Коганы, в соответствии с непреложными законами Природы, соткали нашу Солнечную Систему. Этот Протил даже не может быть Prima Materia Канта, которую этот великий ум полагал в образование миров и, таким образом, более не существующей в разлитом состоянии. Протил есть промежуточная фаза в прогрессирующей дифференциации Космической Субстанции из ее нормального недифференцированного состояния. Это есть аспект, принятый Материей в ее промежуточном переходе (трансформации) в полную объективность.
  19. См. Станцу III, Комментарий 9 (стр. 109) о «Свете» или «Холодном Огне», где объяснено, что «Матерь»-Хаос – есть холодный Огонь, охлажденная Лучистость, бесцветная, бесформенная, лишенная всех качеств. Сказано, что «Движение, как Единое, Вечное Есть и заключает потенциальность всех качеств в Манвантарических Мирах.»
  20. «Hypothèses Cosmogoniques», стр. 4–5.
  21. «World-Life», стр. 196.
  22. «Westminster Review», XX, Июль, 27, 1868.
  23. Том XIV. стр. 252.


<< Содержание >>