Блаватская Е.П. - Тайная Доктрина т.1 ч.3 отд.XI

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
ОТДЕЛ XI
ДРЕВНЯЯ МЫСЛЬ В СОВРЕМЕННОМ ОБЛИЧИИ


Современная наука есть лишь искаженная Древняя Мысль и не более. Мы видели, однако, что думают ученые, обладающие интуицией, и над чем они работают; теперь читатель получит еще несколько доказательств того факта, что некоторые из членов Кор. Общ. бессознательно приближаются к осмеянным Тайным Наукам.

Что касается Космогонии и Первичной Материи, то современные умозаключения, несомненно, являются древней мыслью, «усовершенствованною» противоречивыми теориями недавнего происхождения. Вся основа принадлежит греческой и индусской архаической астрономии и физике, в те дни называвшимся всегда философией. Во всех арийских и греческих умозрениях мы встречаемся с представлением всепроникающей, неорганизованной и однородной Материи или Хаоса, переименованной современными учеными в «состояние туманности мирового вещества». То, что Анаксагор называл Хаосом в своей «Homoiomeria», теперь называется сэром Уилльямом Томсоном «первобытным флюидом». Индусские и греческие атомисты – Канада, Левкипп, Демокрит, Эпикур, Лукреций и пр., – отражаются, как в чистом зеркале, в приверженцах Атомической Теории наших дней, начиная с Монад Лейбница и кончая Вихревыми Атомами сэра Уилльяма Томсона[1]. Правда, старая корпускулярная теория отброшена и место ее занято теорией волн. Но вопрос в том, насколько последняя прочно установилась и не будет ли она так же низложена, как ее предшественница? Свет, в своем метафизическом аспекте, был исчерпывающе обсужден в «Разоблаченной Изиде».

«Свет есть перворожденный и первая эманация Всевышнего, и Свет есть Жизнь, говорит Евангелист (и каббалист). И то и другое суть электричество – жизненный принцип, Anima Mundi – наполняющее Вселенную, электрический жизнедатель всех вещей. Свет есть великий Маг-Протей и под воздействием Божественной Воли Зодчего[2] (или вернее Зодчих, Строителей, называемых коллективно Единым) его многоразличные, всемогущие волны дали рождение каждой форме, как и каждому живому существу. Из его набухающего лона возникают Материя и Дух. В его лучах покоятся начала всех физических и химических действий и всех космических и духовных феноменов; он оживляет и разлагает, он дает жизнь и несет смерть, и из его Предвечной Точки постепенно возникли к существованию мириады миров, видимые и невидимые небесные тела. От луча этой Первой Материи, единой в трех, «Бог», согласно Платону, «возжег огонь, называемый нами Солнцем[3], и который не есть причина света или тепла, но лишь фокус, или как можно выразиться, сферическое, выпуклое стекло, посредством которого Лучи Предвечного Света материализуются и сосредотачиваются на нашей Солнечной Системе и производят все соотношения сил»[4].

Это есть Эфир, как правильно объяснено теорией Меткафа, и повторено д-ром Ричардсоном, за исключением уступок, делаемых первым по отношению к некоторым деталям современной теории волн. Мы не говорим, что мы отрицаем эту теорию, мы лишь утверждаем, что она нуждается в дополнении и переработке. Но в этом отношении оккультисты, ни в коем случае, не являются единственными еретиками, ибо Роберт Хёнт, чл. Кор. Общ., находит, что:

«Теория волн не объясняет результатов его опытов[5]. Сэр Дэвид Брюстер в своем «Treatise on Optics», показав, «что краски растительной жизни возникают... от особого притяжения, которое оказывают частицы этих тел на различно окрашенные лучи света», и что, «благодаря солнечному свету вырабатываются окрашенные соки растений, и изменяется цвет тел и так далее», замечает, что не так легко допустить, чтобы подобные результаты могли быть произведены простой вибрацией эфирной среды. «И я вынужден», говорит он, «этою категорией фактов рассуждать так, как если бы свет был материален»(?). Проф. Дж. П. Кук Харвардского Университета говорит, что он «не может согласиться... с теми, кто рассматривают теорию волн света, как установленный принцип науки»[6]. Теория Гершеля, что интенсивность света при действии каждой волны, «обратно пропорциональна квадрату расстояния от светящегося тела», если правильна, то она значительно вредит, если и не убивает теорию волн. Что он прав, было неоднократно доказано опытами с фотометрами: и хотя в ней начинают сильно сомневаться, тем не менее, теория волн еще живет»[7].

На замечание сэра Дэвида Брюстера, что «он вынужден рассуждать, как если бы свет был материален», многое может быть сказано. Свет, в одном смысле, конечно, так же материален, как и само электричество. И если электричество не материально, если оно только «вид движения», то как же может оно быть собрано в аккумуляторах Фора? Гелмгольц говорит, что электричество должно быть так же атомично, как и материя; и Крукс, чл. Кор. Общ., поддерживал эту точку зрения в своей речи в Бирмингаме в 1886-ом году, обращенной к Химической Секции Британской Ассоциации, председателем которой он состоял. Вот что говорит Гелмгольц:

«Если мы примем гипотезу, что элементарные субстанции состоят из атомов, мы не можем избежать заключения, что электричество, положительное как и отрицательное, также делится на определенные элементарные доли, которые ведут себя, как атомы электричества»[8].

Здесь мы должны повторить то, что было уже сказано в Отделе VIII, что существует лишь одна наука, которая может в будущем направить современные изыскания по единому пути, который приведет к открытию полной, до сего дня оккультной, Истины, и это самая младшая из всех наук – химия, в ее теперешнем преобразованном виде. Не существует другой, не исключая астрономии, которая могла бы столь безошибочно руководить научной интуицией, как это может химия. Два доказательства этому могут быть найдены в мире науки – два великих химика, оба из наиболее выдающихся в своей стране, именно, Крукс и покойный проф. Бутлеров: один, вполне верующий в анормальные феномены, другой, такой же ярый спиритуалист, как и великий натуралист. Становится очевидным, что, размышляя над конечною делимостью Материи и среди бесплодной пока, погони за элементом отрицательного атомного веса, научно дисциплинированный ум химика должен чувствовать неотразимое влечение к этим вечно скрытым мирам, к этой таинственной Потусторонности, неизмеримые бездны которой кажутся смыкающимися перед приближением слишком материалистической руки, которая осмелилась бы совлечь с нее покров. «Это есть неведомое и вечно-непостижимое», предупреждает «монист-гностик». «Нет, не так», отвечает настойчивый химик. «Мы на следу, и мы не устрашены, и смело вступим в тайную область, которую неведение называет «неведомым». В своей председательской речи в Бирмингаме Крукс сказал:

«Существует лишь одно неведомое – конечный субстрат Духа (Пространство). То, что не есть Абсолют и Единое, в силу этой самой дифференциации, и как бы далеко не отстояло оно от физических чувств, всегда доступно одухотворенному уму человека, который есть сверкание недифференцированного Интеграла.»

Две или три фразы в самом конце его лекции «о Генезисе Элементов», показали, что знаменитый ученый находится на царственной дороге, ведущей к величайшим открытиям. Некоторое время он изучал «Первичный Протил» и пришел к заключению, что «тот, кто овладеет ключом, получит возможность открыть некоторые глубочайшие тайны мироздания». Протил, как объясняет великий химик:

«...есть слово аналогичное протоплазме для выражения идеи первообразной, изначальной материи, существующей до развития химических элементов. Слово, которое я отважился употребить для этой цели, составлено из πρό (прежде чем) и ϋλη (вещество, из которого созданы вещи). Слово это не может быть рассматриваемо, как новое, ибо 600 лет тому назад Роджер Бэкон писал в своем «Arte Chymiae». «Элементы созданы из ϋλη и каждый элемент превращается в природу другого элемента.»

Знание Роджера Бэкона пришло к этому изумительному старому магу[9] не путем откровения, но потому, что он изучал древние труды по магии и алхимии и обладал ключом к истинному значению их языка. Но посмотрим, что говорит Крукс о Протиле, ближайшем соседе бессознательной Мулапракрити оккультистов:

«Начнем с момента, когда первый элемент возник к жизни. До этого времени материя, как мы знаем ее, не существовала. Одинаково невозможно мыслить материю без энергии, как об энергии без материи; с некоторой точки зрения, и та и другая взаимообратимые термины. До рождения атомов все эти виды энергии, становящиеся очевидными, когда материя действует на материю, не могли существовать[10] – они были заключены в Протиле, как лишь скрытые возможности. Одновременно с сотворением атомов все те атрибуты и свойства, которые являются способами для распознавания одного химического элемента от другого, начинают существование вполне наделенные энергией»[11].

При всем уважении к большому знанию лектора, оккультист выразился бы иначе. Он сказал бы, что ни один атом никогда не был «сотворен», ибо атомы вечны в лоне Единого Атома – «Атома Атомов», рассматриваемого на протяжении Манвантары, как Джагад-Иони, материальное, причинное чрево Мира. Прадхана, неизменяемая Материя, – то есть, первая форма Пракрити или материальная, видимая, как и невидимая Природа, – и Пуруша-Дух вечно едины; и они суть Нирупадхи, без привходящих качеств или атрибутов только в течение Пралайи и когда они за пределами каких бы то ни было планов сознательного существования. Атом, как его знает современная наука, неотделим от Пуруши, который есть Дух, но сейчас называется наукою «энергией». Атом Протила не был раздроблен или утончен, он просто перешел на тот план, который есть не-план, но вечное состояние всего за пределами планов Иллюзии. Как Пуруша, так и Прадхана неизменны и неуничтожаемы, или Апаринамин и Авьяя в Вечности: и то и другое могут быть названы на протяжении Майавических периодов, как Вьяя и Паринамин, или то, что может распространяться, прейти и исчезнуть, и что способно «видоизменяться». В этом смысле мы, конечно, должны различать в нашем представлении Пурушу от Парабрамана. Тем не менее, то, что называется «энергией» или «силою» в науке, и что было объяснено как двойственная сила Меткафом, никогда, в действительности, не было и не может быть только энергией; ибо это есть Субстанция Мира, его Душа, Всепроникающая Сарвага в соединении с Кала, Временем. Эти три составляют Троицу в Едином на протяжении Манвантары, все-потенциальное Единство, которое действует, как три различные вещи в Майе, на плане иллюзии. В орфической философии древней Греции они назывались Фанес, Хаос и Кронос – триада оккультных философов того периода.

Но обратите внимание, как близко подходит Крукс к «Неведомому», и какие потенциальности имеются в его открытиях для принятия Оккультных Истин. Он продолжает, говоря об эволюции Атомов:

«Остановимся при конце первой законченной вибрации и исследуем результат. Мы уже нашли элементы воды, аммиака, углекислоты, атмосферы, растительной и животной жизни, фосфора для мозга, соли для морей, глины для твердой земли... фосфаты и кремнекислую соль в достаточном количестве для мира и обитателей, не так уж отличных от того, что мы имеем сейчас. Правда, что человеческие обитатели должны были бы жить в условиях более, нежели Аркадской простоты, и отсутствие фосфорно-кислой извести являлось бы помехою, поскольку дело касается костей[12]... У низшего конца нашей кривой... мы видим большой пробел... Этот оазис и те пробелы, которые предшествуют и следуют ему, могут быть с большею вероятностью приписаны особому способу, в силу которого наша Земля развилась и стала членом нашей солнечной системы. Если это так, то может быть, что такие пробелы встречаются только на нашей Земле, а не вообще во всей Вселенной.»

Это подтверждает некоторые утверждения в Оккультных Трудах.

Во первых, нельзя утверждать, что звезды или Солнце состоят из тех земных элементов, с которыми знаком химик, хотя все они находимы во внешних оболочках Солнца – так же как и множество других элементов, еще неизвестных науке.

Во вторых, что наша планета имеет свою собственную лабораторию в самых отдаленных областях ее атмосферы, пересекая которую, каждый Атом и каждая молекула изменяется и дифференцируется от своей первоначальной природы. И в третьих, что, хотя ни один элемент, находимый на нашей Земле, не может отсутствовать в Солнце, существуют многие другие в нем, которые еще или не достигли нас, или еще не открыты на нашей Земле.

«Некоторые элементы могут отсутствовать в определенных звездах и небесных телах во время процесса образования; или же, хотя и находясь в них, эти элементы, в силу своего настоящего состояния, не могут быть обнаружены обычными научными исследованиями»[13].

Крукс говорит о Гелии, элементе еще более низкого атомного веса, нежели водород, элементе чисто гипотетическом, что касается нашей Земли, хотя и существующем в изобилии в хромосфере Солнца. Оккультная наука добавляет, что ни один из элементов, рассматриваемый, как таковой, химией, в действительности, не заслуживает этого наименования.

Далее мы видим, как Крукс с одобрением говорит о

«веском возражении д-ра Карнелли в пользу сложной природы, так называемых, элементов, в силу их аналогии со сложными началами (радикалами)».

До сих пор только одной алхимии, в пределах исторического периода и в так называемых цивилизованных странах, удалось получить настоящий элемент или частицу однородной Материи, Mysterium Magnum Парацельса. Но это было еще до дней лорда Бэкона[14].

«...Обратимся теперь к верхней части темы. При наличности водорода, обладающего атомным весом = 1, остается мало места для других элементов, за исключением, может быть, гипотетического Гелия. Но что, если мы проникнем «за зеркало», за видимые явления, и пересечем нулевую линию в поисках новых начал – что найдем мы по другую сторону от нуля? Д-р Карнелли ищет элемент отрицательного атомного веса; здесь полный простор и достаточно места для целой туманной серии подобных невещественностей. Гелмгольц говорит, что электричество, вероятно, так же атомично, как и материя; не есть ли электричество один из отрицательных элементов, а светящийся эфир другой? Материя, как мы сейчас знаем ее, не существует здесь; виды энергии, которые явны в движениях материи, являются еще лишь скрытыми возможностями. Субстанция отрицательного веса не является немыслимой[15]. Но можем ли мы составить ясное представление тела, которое сочетается с другими телами в пропорциях, выражаемых отрицательными качествами?»[16].

Генезис элементов, подобный набросанному здесь, не ограничился бы одною нашею маленькою солнечною системою, но, вероятно, прошел бы ту же общую последовательность событий в каждом центре энергии, видимом теперь, как звезда.

До рождения атомов, тяготеющих один к другому, никакое давление не могло быть произведено; но на окраинах огненно-туманной сферы, внутри которой все протил – на оболочку которой страшные силы, вовлеченные в рождение химического элемента, оказывают полную силу – страшный жар сопровождался бы тяготением достаточным, чтобы удержать только что народившиеся элементы от разлетания в пространство. По мере увеличения температуры, расширение и молекулярное движение возрастают, молекулы стремятся разлететься врозь, и их химическое сродство замирает; но огромное давление, вызванное тяготением массы атомной материи за пределами того, что для краткости я могу назвать оболочкою рождения, уравновесило бы действие жара.

За пределами оболочки рождения находилось бы пространство, в котором никакая химическая реакция не могла бы произойти, вследствие того, что температура там выше того, что называется точкою диссоциации для составных тел. В этом пространстве лев и ягненок лежали бы вместе; фосфор и кислород смешивались бы, не соединяясь; водород и хлор не выказывали бы стремления к более тесной связи; и даже фтор, этот энергичный газ, который был выделен химиками лишь за последние два месяца, носился бы свободно и ни с чем несоединенный.

За пределами этого пространства свободной, атомной материи была бы другая оболочка, в которой образовавшиеся химические элементы охладились бы до точки соединения, и события, так образно описанные Mattieu Williams'ом в «The Fuel of the Sun» теперь стали бы развертываться в последовательности, завершая твердою землею и началом геологического периода (стр. 19).»

Это строго научное и прекрасно выраженное описание эволюции дифференцированной Вселенной в Сокровенных Учениях. Этот ученый заканчивает свою лекцию словами, из которых каждое является, как вспышка света, из-за покрова темного материализма, до сего времени наброшенного на точные науки, и являет шаг вперед по направлению к Святая Святых Оккультизма. Так он говорит:

«Мы увидели трудность определения элемента; мы заметили также возмущение многих выдающихся физиков и химиков против обычного понимания термина элемент, мы взвесили невероятность их вечного существования[17] или их случайного происхождения. Как остающуюся альтернативу, мы предпослали, что их начало может быть обязано процессу эволюции, подобному развитию небесных тел, согласно Лапласу, и развитию растений и животных на нашей планете по Ламарку, Дарвину и Уолласу[18]. В общем порядке элементов, известном нам, мы видели поражающее сходство со строением органического мира[19]. За отсутствием непосредственной очевидности разложения какого-либо элемента, мы искали и нашли косвенную очевидность... Затем мы бросили взгляд на теорию генезиса элементов; и, наконец, мы рассмотрели схему их происхождения методом иллюстрации периодической классификации, предпосланным проф. Рейнольдсом[20]... Суммируя все вышеупомянутые соображения, мы, поистине, не можем отважиться утверждать положительно, что наши так называемые элементы эволюционировали из единой первичной материи; но думается мне, что мы можем утверждать, что весы очевидности достаточно склоняются в пользу этого предположения

Таким образом, индуктивная наука в своих ответвлениях астрономии, физики и химии, продвигаясь боязливо к завоеванию тайн Природы в ее конечных следствиях на нашем земном плане, в то же время отступает к дням Анаксагора и халдеев в своих открытиях (a) начала нашего феноменального мира и (b) способов образования тел, составляющих Вселенную. И так как их космогонические гипотезы заставляют их обернуться назад к верованиям самых ранних философов и к системам последних – системам, которые все были основаны на учениях всеобщей Тайной Доктрины, что касается Первичной Материи с ее свойствами, функциями и законами – то не имеем ли мы права надеяться, что не далек тот день, когда наука выкажет лучшую оценку Мудрости древних, нежели она делала это до сих пор?

Без сомнения, оккультная философия могла бы научиться многому от точной современной науки, но, с другой стороны, последняя могла бы воспользоваться древним знанием в более, нежели одном направлении и, особенно, в Космогонии. Она могла бы, например, узнать мистическое, алхимическое и трансцендентальное значение многих невесомых субстанций, наполняющих междупланетное пространство и которые, взаимопроникаясь, являются на низшем конце непосредственной причиною выявления естественных феноменов, проявляющихся через так называемую вибрацию. Короче говоря, лишь знание истинной, не гипотетической природы эфира или, вернее, Акаши и других тайн, может привести к познанию Сил. Это та Субстанция, против которой материалистическая школа физиков восстает с такой яростью, особенно во Франции[21], и которую точная наука, несмотря на все, должна защищать. Они не могут отвергнуть ее без риска низвергнуть столбы храма науки, подобно современному Самсону, и быть похороненными под его крышею.

Теории, построенные на отрицании Силы, вне и независимой от чистой и простой Материи, все оказались ошибочными. Они не покрывают и не могут объяснить всего и многие научные данные, таким образом, оказываются ненаучными. «Эфир произвел Звук», говорится в Пуранах и это утверждение осмеивается. Звук есть следствие вибраций воздуха, поправляют нас. А что есть воздух? Мог ли он существовать, если бы не было эфирной среды в пространстве, чтоб поддерживать его молекулы? Дело обстоит просто в следующем. Материализм не может допустить существования чего-либо вне Материи, потому что с принятием невесомой Силы – источника и начала всех физических Сил – другие разумные Силы должны быть допущены, и это продвинуло бы науку очень далеко. Ибо науке пришлось бы принять, как последствие, наличность в человеке еще более духовной мощи – совершенно независимой от какого-либо вида Материи, о которой физики ничего не знают. Следовательно, кроме гипотетического Эфира Пространства и грубых физических тел, все звездное и невидимое Пространство в глазах материалистов является беспредельной пустотою в Природе – слепой неразумной и бесполезной.

Теперь следующим вопросом будет: что есть эта Космическая Субстанция, и как далеко можно проникнуть, исследуя ее природу или захватывая ее тайны, чувствуя себя, таким образом, оправданным, давая ей наименование? Как далеко продвинулась современная наука в направлении этих тайн, и что предпринимает она, чтоб их разрешить? Последний конек науки, теория туманностей, может дать нам некоторый ответ на этот вопрос. Потому просмотрим верительные грамоты этой Теории Туманности.


Сноски


  1. Вихри Элементов, вызванные «Разумом», ничего не выиграли от своего современного превращения.
  2. Меня часто обвиняли за употребление в «Разоблаченной Изиде» выражений, указывающих на верование в личного и антропоморфического Бога. Это не было моим намерением. Говоря каббалистически, «Зодчий» есть имя общее для Сефиротов, Строителей Вселенной, так же как «Вселенский Разум» представляет совокупность Разумов Дхиан-Коганов.
  3. «Тимей».
  4. I. 258.
  5. «Researches on Light in its Chemical Relations».
  6. «Modern Chemistry».
  7. «Разоблаченная Изида», I, 137.
  8. «Faraday's Lectures», 1881.
  9. Таким образом то, что автор настоящего труда высказала десять лет тому назад в «Разоблаченной Изиде», оказалось пророческим. Вот эти слова: «Многие из этих мистиков, следуя тому, чему их научили некоторые трактаты, тайно сохраненные от одного поколения к другому, совершили открытия, которыми не пренебрегли бы даже точные науки наших дней. Монах Роджер Бэкон был осмеян, как чудак, а сейчас причислен вообще к числу «претендентов» на искусство Магии; но, тем не менее, его открытия были приняты и употребляются сейчас теми, кто более всего осмеивают его. Роджер Бэкон принадлежал по праву, если не фактически, к тому Братству, которое включает всех, кто изучает Оккультные Науки. Живя в тринадцатом столетии, потому будучи современником Альберту Магнусу и Фоме Аквинскому, его открытия, как ружейный порох и оптические стекла, и его достижения в механике, считались всеми чудесами. Он был обвинен в сношениях с дьяволом». (Том I. стр., 64, 65.)
  10. Именно: «те формы энергии... которые становятся очевидными...» в лаборатории химика и физика; но существуют другие виды энергии, связанные с другими видами материи, которые сверхчувственны, но, тем не менее, известны Адептам.
  11. «Presidential Address», стр. 16.
  12. Именно, существование подобных миров на других планах сознания и утверждается оккультистом. Тайная наука учит, что примитивная раса не имела костяка и что есть миры, невидимые нам, населенные, как и наш мир, кроме населения Дхиан-Коганов.
  13. «Five Years of Theosophy», стр. 258 et seq.
  14. В той же своей речи Крукс говорит: «Первая загадка, которую мы встречаем в химии, есть следующая: «что есть элемент?» Из всех попыток, до сих пор сделанных для определения или объяснения элемента, ни одна не удовлетворяет запросов человеческого интеллекта. Учебники говорят нам, что элемент есть «тело, которое не было разложено»; что это «нечто, к чему можно добавить, но от чего ничто не может быть отнято» или «тело, увеличивающееся в весе с каждым химическим изменением.» Такие определения вдвойне неудовлетворительны; они имеют временный характер, смогут на завтра оказаться неприложимыми к любому данному случаю. Они основываются не на каком-либо свойстве вещей, подлежащих определению, но на ограничении человеческой возможности. Они являются признанием умственного бессилия.
  15. Лектор цитирует сэра Георга Эри, который говорит [в «Faraday's Life and Letters», том 2, стр. 354]: «Я могу легко представить, что существуют множество тел вокруг нас, не подверженных этому взаимодействию и потому не подверженных закону тяготения.»
  16. Философия Веданты представляет себе подобное; но ведь это не физика, но метафизика, называемая Тиндалем «поэзией» и «вымыслом».
  17. В том виде, как они сейчас, думается нам?
  18. И согласно Капиле и Ману – в особенности и прежде всего.
  19. Это научное подтверждение вечного закона соответствия и аналогии.
  20. Этот метод иллюстрации закона периодичности в классификации элементов, является, по словам Крукса, предложенным проф. Эмерсоном Рейнольдсом Дублинского Университета, который... «указывает, что в каждом периоде общие свойства элементов различаются один от другого с приблизительной регулярностью до тех пор, пока мы не достигаем седьмого члена, который является более или менее поражающим контрастом по отношению к первому элементу того же периода, так же как и к первому следующего периода. Так хлор, седьмой член третьего периода Менделеева, резко контрастирует с натрием, первым членом той же серии, и с калием, первым членом следующей серии; тогда как, с другой стороны, натрий и калий близко аналогичны. Шесть элементов, атомный вес которых привходит между натрием и калием, разнятся в свойствах, шаг за шагом, до тех пор, пока хлор, контраст натрия, не достигнут. Но от хлора до калия, аналогии натрия, происходит изменение в свойствах скачками... Если мы, таким образом, признаем контраст в свойствах – более или менее определенным – между первым и последним членами каждой серии, то едва ли мы можем не допустить существования срединной точки изменения в каждой системе. Обычно четвертый элемент каждой серии обладает свойством, которое мы могли бы ожидать встретить выявляемым переходным элементом... Так, для образной передачи, проф. Рейнольдс считает, что четвертый член периода – например, кремний – может быть помещен у вершины симметрической кривой, которая будет являть для этого особого периода направление, в котором свойства серий элементов изменяются с увеличением атомного веса.». Автор настоящего труда смиренно признается в своем полном невежестве в современной химии и ее тайнах. Но она довольно хорошо осведомлена с Оккультной Доктриной, что касается соответствий типов и анти-типов в природе и совершенной аналогии, которая есть основной закон в Оккультизме. Потому она отваживается на замечание, на которое отзовется каждый оккультист, хотя оно, может быть, будет высмеяно ортодоксальной наукою. Этот метод иллюстрации закона периодичности в поведении элементов, является ли он или нет гипотезою в химии, есть закон в оккультных науках. Каждый, хорошо начитанный оккультист знает, что седьмой и четвертый член в семеричной цепи миров, в семеричной Иерархии Ангелов или же в строении человека, животного, растения или минерального атома – седьмой и четвертый член, говорим мы, в геометрическом и математическом однообразном выявлении неизменных законов Природы, всегда играют определенную и особую роль в семеричной системе. От звезд, мерцающих в небесах, до искр, разлетающихся от примитивного костра, сложенного дикарем в лесу; от Иерархий и основного строения Дхиан-Коганов, организованных для более божественных пониманий и высших стадий восприятий, о которых когда-либо мечтал величайший из западных физиологов, до классификации Природою видов среди скромнейших насекомых; и, наконец, от Миров до Атомов, все во Вселенной, от великого до малого, продвигается в своей духовной и физической эволюции, следуя циклическому и семеричному процессу, в котором ее седьмой и четвертый член (последний является поворотным пунктом) ведут себя так же, как обнаружено в законе периодичности Атомов. Природа никогда не следует скачками. Потому, когда Крукс замечает на это, что «он не желает вывести заключения, что пробелы в таблице Менделеева и в этом образном представлении ее (диаграмме, показывающей эволюцию Атомов) означают, что имеются элементы, существующие в действительности для заполнения этих пробелов; эти пробелы могут лишь означать, что при нарождении элементов была легкая потенциальность образования элемента, который заполнил бы место» – оккультист почтительно возразил бы ему, что последняя гипотеза могла бы удержаться лишь, если бы этим не нарушался семеричный порядок Атомов. Это есть единый закон и непогрешимый метод, долженствующий всегда привести к успеху того, кто следует ему.
  21. Группа электротехников только что протестовала против новой теории Клаузиуса, знаменитого профессора Боннского Университета. Характер протеста явствует из подписи, имеющей Жюля Бурдэн'а во главе группы электротехников, которая имела честь быть представленной проф. Клаузиусу в 1881-ом году, и чей военный клич (клич насмешки) был – «A bas l'Ether». Они желают Космическую Пустоту, как вы видите.


<< Содержание >>